Dressgold.ru

Женский интернет журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бледная и прекрасная: Почему полмира сходит с ума по белой коже. Самый жадный человек в мире (9 фото)

Самый жадный человек в мире (9 фото)

3 июля 1916 года умерла самая жадная женщина в мире. Генриетту Хоулэнд Гетти Грин, которую за глаза называли «ведьма с Уолл-стрит», сгубила вовсе не жадность – она умерла в 81 год от сердечного приступа. Ее имя значится в Книге рекордов Гиннеса с пометкой «Самый скупой человек в мире». На момент смерти Гетти была богатейшей женщиной того времени, ее состояние насчитывало 4 млрд. долларов. Она владела более чем 8 тысячами земельных участков, была знатным ростовщиком и скупала акции компаний, связанных с железными дорогами.

Генриетта родилась в 1834 году в семье, владевшей неплохим по тем временам состоянием. Основным источником дохода Хоулендов был китовый жир. Ее воспитанием целиком и полностью занимался дедушка – Гидеон Хоуленд. Генриетта принадлежала к протестантской религиозной группе квакеров, довольно распространенной в то время в штатах Новой Англии. Название «квакер» происходит от английского «quake» — трепетать, дрожать. Среди жизненных заповедей квакеров всегда были самоограничение, непритязательность в еде и одежде.

Когда зрение старого Гидеона стало слабеть, семилетняя Гетти забиралась к нему на колени и с неподдельным интересом зачитывала газетные сводки финансовых новостей, сносно разбираясь в разнице между акциями и облигациями. В 13 лет – стала семейным бухгалтером.

О ее невероятной бережливости, превратившейся со временем в скупость, ходят легенды. Генриетта была вполне симпатичной девушкой, но женихов слегка настораживало то, что молодая барышня ходит в одном и том же поношенном платье и в стоптанной обуви. После смерти матери, Гетти редко устраивала приемы. Да и слово «устраивала» здесь слишком неуместно: говорят, что юная Грин тушила дорогие свечи до ухода гостей, а огарки продавала на следующий день; салфетки дочь миллионера не выбрасывала, а спрыскивала водой и проглаживала утюгом, чтобы использовать их еще раз.

После смерти отца в 1865 году Генриетта стала наследницей внушительного состояния в 7,5 миллионов долларов. Именно в тот момент она познакомилась со своим будущим мужем – Эдвардом Грином.

В роду американских Гринов были конгрессмены и судьи, а родной дядя пребывал мэром Бостона. Сам же Эдвард, говоривший на нескольких языках, в том числе китайском, объездил полмира. На восемнадцать лет он задержался на Филиппинах, где и сделал немалое состояние на торговле шелком, чаем, табаком и гашишем.

Эдвард поддержал Генриетту, когда скончался отец, а после – когда умерла ее тетя. Через два года Генриетта согласилась пойти под венец с Эдвардом Грином. Пара узаконила свои отношения и «скрепила» их брачным договором, согласно которому Эдвард не имел права ни на цент из состояния Гетти. Семья семьей, а денежки врозь. И даже когда муж разорился и влез в долги, Гетти не помогла супругу. Она просто прогнала его.

Уже тогда Гетти Грин знали все на Уолл-стрит. Она владела гектарами земель и недвижимостью. Ей не было равных в ростовщичестве и в игре на бирже: брокеры знали, если Гетти Грин покупает акции компании, то завтра цена этих бумаг взлетит до небес. Покупая ценные бумаги, Гетти узнавала всю подноготную компании и могла рассказать о ней даже больше, чем владелец. От брака у Генриетту осталось двое детей: Нэд и Сильвия, которые периодически страдали от чрезмерной бережливости матери. Грин не имела собственного жилья, жила в самых дешевых мотелях, экономила на лекарствах и продуктах. Генриетта практически никогда не тратилась на одежду и обувь, а нижнее белье меняла только тогда, когда предыдущее превращалось в лохмотья. Она никогда не пользовалась услугами горничных и прачек. Прочитав свежую прессу, она отправляла Нэда продавать газету. В магазине могла торговаться часами за каждый цент – большинство продавцов ненавидели Гетти.

Из-за скупости Генриетты ее сын Нэд лишился ноги. В одну из морозных зим, Нэду были куплены санки. Парень не мог поверить своему счастью и сразу же выбрал для катания самые крутые и опасные горки. Во время одного из спусков санки перевернулись и мальчик сильно повредил ногу. В приступе экономии Генриетта отправилась за помощью в больницы для нищих. К сожалению, скупердяйку все хорошо знали в лицо. Врачи отказали в помощи ее сыну. Тогда Гетти решила лечить сына в домашних условиях: несколько лет Нэд страдал от жутких болей, а после – подвергся ампутации ноги выше колена.

Стареющую Гетти никогда не оставлял страх покушения и к редким знакомым она приходила с собственной едой и даже спиртовой горелкой для варки яиц. Получив лицензию на ношение оружия, никогда не расставалась с ним. Появившиеся автомобили, как и любые предметы роскоши, отвергала, приговаривая: «Иисусу Христу было достаточно для перемещения осла». Именно в момент ее утреннего прохода «на службу» объектив фотографа и схватил необычный облик этой женщины: черный глухой плащ, шляпа со вдовьей вуалью, злое старушечье лицо и резкую, отнюдь не старческую походку. То ли этот отталкивающий вид, то ли постоянные слухи о странных, неординарных поступках послужили появлению ее газетной клички «ведьма Уолл-Стрита».

Читайте так же:
Какой хной лучше красить брови. Как красить брови краской в домашних условиях правильно, ровно самой: краской, хной, тенями, карандашом

В 81 год Гетти умерла от сердечного приступа. Двое ее детей унаследовали огромное состояние – около 4-х млрд. долларов по нынешним деньгам. Нэд Грин позже стал известен под прозвищем «дядюшка Нэд». Свою часть он вложил в хорошую жизнь, автомобили и технологические разработки. Сильвия стала щедрой благотворительницей. На фото Гетти вместе со своей дочерью Сильвией.

После смерти матери Нэд практически сразу женился и увлекся автомобильной промышленностью. Конечно, собственный автомобиль стал одним из первых приобретений семьи.

Самый жадный человек в мире (9 фото)

3 июля 1916 года умерла самая жадная женщина в мире. Генриетту Хоулэнд Гетти Грин, которую за глаза называли «ведьма с Уолл-стрит», сгубила вовсе не жадность – она умерла в 81 год от сердечн

Бледность не порок?

Знакомо? Думаю, нас таких немало. Кто-то может возразить, что бледная кожа — это не особенность. Но жизнь доказывает обратное.

Вплоть до лет 30 загорала я из рук вон плохо. Некое подобие загара мне удавалось получить лишь на морском побережье какого-нибудь Египта. В первый день я традиционно обгорала, а потом просто становилась красной. Вот и весь загар.

Я и мой красный лоб в конце отпуска. Здрасьте)))

Моя мама, проводящая большую часть отпуска в положении лёжа под палящим солнцем, меня восхищала. Да, она тоже белокожая, ей это категорически не нравилось и поэтому она всеми правдами и неправдами пыталась загореть.

На мой справедливый вопрос «Зачем?» она неизменно отвечала и отвечает «Что скажут коллеги на работе? Они должны знать, что отдых удался!».

Тут ремарка: нет, мама не сумасшедшая, и загорала только утром или вечером. Никто не хочет ожог, солнечный удар или меланому в подарок. И она искренне кайфовала от «купания» в убойной дозе витамина Д.

Я же всеми фибрами души ненавидела этих самых коллег, ведь они «крали» мой отдых! Я искренне не могла понять, почему должна поменьше резвиться в воде, изучать окрестности, а большую часть времени лежать под палящим солнцем. Ведь мне никогда не стать девушкой из рекламы Venus. Помните этих жизнерадостных моделей с безупречным загаром?

Да, они рекламировали бритву. Но это были не белые ноги, а именно бронзовые. А, значит, красивые.

Точно не как мои

Так было, конечно, не всегда. Если написать в поисковике «История загара», то мы узнаем, что до ревущих 20-х в моде была аристократическая бледность. По легенде всё изменила Коко Шанель. После отдыха на солнечной Ривьере, ее тело покрывал красивый бронзовый загар.

Это фото явно «до».

С этого момента началась повальная мода на тронутое солнцем тело. Оно и понятно: на такой коже меньше видны мелкие недостатки, она более ровная и приятная на ощупь. Да и на вид более здоровая, чего уж там! Но во всем нужна мера.

Но я не буду утомлять вас ретроспективой. Думаю, все прекрасно помнят моду на солярий в 90-х, которая плавно перешла в 2000-ые. Помните Пэрис Хилтон?

Загар «курочки-гриль» был синонимом прекрасного отдыха чуть ли не на Сейшелах. Я до сих пор помню рассуждения вслед «такой сильный загар можно получить только на экзотическом острове. Крым и рядом не стоял!».

В это время я продолжала упорно не загорать. Чем искренне удивляла многочисленных родственников и знакомых. Куда бы я не пришла, отовсюду в лоб слышала неизменный возглас «О, Вика, такая бледная! Ты, детка, совсем не загораешь». Как правило, это сопровождалось сочувствующим взглядом со стороны.

И судя по моему гардеробу, где было много брюк различной конфигурации, в голове откладывалось, что со мной что-то не так.

Так, во мне постепенно рождался протест. Я искренне недоумевала, зачем мне безуспешно жариться на солнце, рискуя получить ожог, чтобы какая-то тётя сказала «Вау! Ты так загорела!». Тем более, я плохо переношу жару.

Мне нравилась моя бледная кожа, нравился контраст с волосами и глазами. Я всегда любовалась фотографиями Диты фон Тиз и Николь Кидман. И мне было плевать, что им скорее всего тонировали кожу перед выходом в свет. Я понимала, что объективно, белые ноги с синими венами смотрятся не очень, но у меня не было другого выхода.

Но глядя на них, я понимала, что бледность может быть красивой. Если правильно ее обрамить.

Доходило до абсурда. Как-то раз я ехала в лифте с абсолютно незнакомым мужчиной. Он меня смерил оценивающим взглядом и с укоризной произнёс «Девушка, загорать надо! Ноги, вон, совсем белые».

Читайте так же:
Волосы врастают в кожу на ногах. Салициловая кислота от вросших волос. Составы от вросших волос

И это я еще была загорелой по моим меркам.

Сказать, что я офигела, ничего не сказать. Это тоже самое, что я бы указала ему, например, на низкий рост или седые волосы.

Самый «сок» был после поездок на моря. Когда приходишь на работу, а тебе каждый второй: «Ты вообще на пляже лежала? Чё такая бледная?».

Последние пару лет я стала загорать чуть лучше. К коже стал охотнее прилипать загар. Но в общепринятом понимании, этого недостаточно. Ног это почти не коснулось. Мой загарный «потолок» был таков. Лоб и декольте красные, конечно, но по моим меркам я тут» шоколадка».

На фоне людей сзади я просто нордическая женщина

Однажды я провела эксперимент, воспользовавшись автозагаром. Лицо, ноги, декольте. И что вы думаете? «У тебя такой красивый загар!» и сплошное одобрение. А я смотрела на свою жёлтую физиономию и мне хотелось это быстрее смыть.

Чтобы вы понимали, я не противник загара. Мне нравится тронутое солнцем тело и лицо. Это, правда, придает более свежий и отдохнувший вид. Да и вообще, солнечные ванны в разумном количестве полезны и приятны.

Просто стереотип «загар — признак благополучия, успешного успеха и красоты» до сих пор многих толкает в те же солярии. У меня есть такие знакомые девчонки. Они знают, что солярий плохо сказывается на здоровье кожи, но все равно идут. Многие лежат на пляже с родинками. Хорошо, если заклеенными.

И хорошо, если, многие реально кайфуют от пляжного отдыха. А не потому, чтобы потом не дай Бог не сказали «На море была плохая погода, да?»

Да и в конце концов, загар не всем идёт. Кому-то контраст снижает, кому-то аукается пигментацией и родинками.

Что в итоге?

Сегодня я использую автозагар только на ноги. Чтобы сравнять с руками, которые загорают лучше всего. Для эстетики, так сказать. На пляже валяюсь в свое удовольствие и часто вечером. Благо муж со мной полностью солидарен и ему совершенно всё равно, какого цвета моя кожа.

И… по-прежнему в 100500-ый раз на вопрос: «Почему ты такая бледная?» отвечаю, что я плохо загораю. Зато с кучей впечатлений от красот и уголков планеты, которые успела посмотреть за то время, которое могла провести на пляже.

А что вы думаете по этому поводу? Любите загар? Или как и я страдаете от неудобных вопросов?

Ведьма? История самой богатой и самой жадной женщины в мире

Ведьма? История самой богатой и самой жадной женщины в мире

3 июля 1916 года умерла самая жадная женщина в мире — Генриетта Хоулэнд Гетти Грин, которую за глаза называли «ведьма с Уолл-стрит».

Ее имя значится в Книге рекордов Гиннеса с пометкой «Самый скупой человек в мире». На момент смерти Гетти была богатейшей женщиной того времени, ее состояние насчитывало 4 млрд. долларов. Умерла она в 81 год год от сердечного приступа, когда торговалась за скидку в пол цента.

Генриетта родилась в 1834 году в семье, владевшей неплохим по тем временам состоянием. Основным источником дохода Хоулендов был китобойный промысел и китовый жир. Ее воспитанием целиком и полностью занимался дедушка – Гидеон Хоуленд. Генриетта принадлежала к протестантской религиозной группе квакеров, довольно распространенной в то время в штатах Новой Англии. Среди жизненных заповедей квакеров всегда были самоограничение, непритязательность в еде и одежде.

Когда зрение старого Гидеона стало слабеть, семилетняя Гетти забиралась к нему на колени и с неподдельным интересом зачитывала газетные сводки финансовых новостей, сносно разбираясь в разнице между акциями и облигациями. В 13 лет она уже стала семейным бухгалтером.

Образование Гетти заключалось в 12-месячных курсах бухгалтера, так как с бостонской школы она ушла из-за своего поведения не получив аттестата. Не умея жить в обществе, постоянно провоцируя скандалы и драки со сверстниками, Грин не понимала цели обучения, не знала о чем говорить с одноклассниками и часто оказывалась умнее самих учителей. Считать научилась феноменально еще до школы, лучше любого компьютера, которые появятся после ее смерти спустя много лет, а другие направления обучения девочку не интересовали вовсе.

С детства зарабатывала наравне со взрослыми членами семьи – вела учет, ловила и продавала рыбу, организовывала экспедиции китобойного флота отца, руководила постройкой доков.
Гетти не видела перспектив в семейном бизнесе, так как на популярность китового жира, который применялся для обогрева и освещения помещений, а также в промышленности повлияло появления керосина. Перспективы юная леди видела только на фондовом рынке и мечтала переехать в большой город, что произошло только после смерти матери.

О ее невероятной бережливости, превратившейся со временем в патологическую скупость, ходят легенды. Генриетта была вполне симпатичной девушкой, но женихов слегка настораживало то, что молодая барышня ходит в одном и том же поношенном платье и в стоптанной обуви. В возрасте 19 лет отец отправил дочь в Нью-Йорк, выделив ей 1000 долларов на «наряды и дамские штучки». Каково же было удивление отца, когда Гетти вернулась в старом платье и стоптанных башмаках, крепко прижимая к груди пакет бумаг – на все деньги Гетти купила банковские акции.

Читайте так же:
История развития косметологии. История косметики

После смерти матери, Гетти редко устраивала приемы. Да и слово «устраивала» здесь слишком неуместно: говорят, что юная Грин тушила дорогие свечи еще до ухода гостей, а огарки продавала на следующий день; салфетки дочь миллионера не выбрасывала, а спрыскивала водой и проглаживала утюгом, чтобы использовать их еще раз.

После смерти отца в 1865 году Генриетта стала наследницей внушительного состояния в 7,5 миллионов долларов. Именно в тот момент она познакомилась со своим будущим мужем – Эдвардом Грином. В роду американских Гринов были конгрессмены и судьи, а родной дядя пребывал мэром Бостона. Сам же Эдвард, говоривший на нескольких языках, в том числе китайском, объездил полмира.

На восемнадцать лет он задержался на Филиппинах, где и сделал немалое состояние на торговле шелком, чаем, табаком и гашишем. Генриетта согласилась пойти под венец с Эдвардом Грином, но отношения пара «скрепила» брачным договором, согласно которому Эдвард не имел права ни на цент из состояния Гетти. Семья семьей, а денежки врозь. И даже когда муж разорился и влез в долги, Гетти не помогла супругу. Она просто прогнала его.

После развода все свои средства Гетти вложила в Chemical Bank и начала заниматься ростовщичеством. Так как она экономила на аренде своего офиса, в банке ей предоставили рабочее место, и каждый день Гетти ходила туда, чтобы одалживать деньги под залог недвижимости. Говорят, от нее исходил сильный запах несвежего белья и лука, который она жевала на обед.

Бизнес она вела по двум приоритетным направлениям – ценным бумагам и кредитованию под залог, причем в обеспечение брала только ликвидную недвижимость в мегаполисах. Итогом её сделок стали собственность целых кварталов в престижных районах Чикаго, Нью-Йорке и других городах страны.

Пик инвестиционной деятельности Грин случился в 1907 году во время биржевой и банковской паники. Ценные бумаги упали в цене, стране нужны были наличные деньги. Миссис Грин ссудила действующим биржевым конторам и $1 млн. государству под залог облигаций, а также выкупала закладные по всей стране. Состояние «ведьмы» на фоне общей паники увеличивалось в геометрической прогрессии.

Все расчеты и операции она проводила лично, так же как и выбивала долги с недобросовестных заемщиков. Гетти Грин знали все на Уолл-стрит. Она владела гектарами земель и недвижимостью. Ей не было равных в ростовщичестве и в игре на бирже: брокеры знали, если Гетти Грин покупает акции компании, то завтра цена этих бумаг взлетит до небес. Покупая ценные бумаги, Гетти узнавала всю подноготную компании и могла рассказать о ней даже больше, чем владелец.

От брака у Генриетту осталось двое детей: Нэд и Сильвия, которые периодически страдали от чрезмерной бережливости матери. Грин не имела собственного жилья, жила в самых дешевых мотелях, экономила на лекарствах и продуктах. Генриетта практически никогда не тратилась на одежду и обувь, а нижнее белье меняла только тогда, когда предыдущее превращалось в лохмотья. Она никогда не пользовалась услугами горничных и прачек. Прочитав свежую прессу, она отправляла Нэда продавать газету. А если продать не получалось, подкладывала газеты детям под одежду в качестве утеплителя. В магазине могла торговаться часами за каждый цент, за что большинство продавцов ненавидели Гетти.

Из-за скупости Генриетты ее сын Нэд лишился ноги. В одну из морозных зим, Нэду были куплены санки. Парень не мог поверить своему счастью и сразу же выбрал для катания самые крутые и опасные горки. Во время одного из спусков санки перевернулись и мальчик сильно повредил ногу. В приступе экономии Генриетта отправилась за помощью в больницы для нищих. К сожалению, скупердяйку все хорошо знали в лицо.

Врачи отказали в помощи ее сыну. Тогда Гетти решила лечить сына в домашних условиях: несколько лет Нэд страдал от жутких болей, а когда у него развилась гангрена, подвергся ампутации ноги выше колена. Сама Гетти жалела для себя 150 долларов на операцию по удалению грыжи, от которой мучилась до самой смерти.

Стареющую Гетти никогда не оставлял страх покушения и к редким знакомым она приходила с собственной едой, чтобы ее не отравили. Получив лицензию на ношение оружия, никогда не расставалась с револьвером. Появившиеся автомобили, как и любые предметы роскоши, отвергала, приговаривая: «Иисусу Христу было достаточно для перемещения осла». Она могла пройти пешком на другой конец города, только ради того, чтобы купить поломанное печенье, потому что оно стоило на пару центов дешевле.

Читайте так же:
Покрасила волосы как смыть краску с кожи. Чем и как смыть краску для волос. Чтобы очистить кожаную куртку, обувь или перчатки от краски

Однажды, в момент ее утреннего прохода «на службу» в банк, объектив фотографа и схватил необычный облик этой женщины: черный глухой плащ, шляпа со вдовьей вуалью, злое старушечье лицо и резкую, отнюдь не старческую походку. То ли этот отталкивающий вид, то ли постоянные слухи о странных, неординарных поступках послужили появлению ее газетной клички «ведьма Уолл-Стрит».

Известная цитата Грин «Следует всегда дешево покупать, дорого продавать, сочетая это правило с тремя простыми вещами — проницательностью, упорством и бережливостью» стала залогом успеха. Данный принцип является основной успешного бизнеса и применяется менеджерами во многих отраслях бизнеса до сих пор.
Второй принцип скряги – экономия, «Сэкономить цент – значит заработать его».

Грин тонко разбиралась в налоговом законодательстве США. В каждом штате были установлены свои требования и поправки. Не желая платить налоги, она постоянно переезжала с места на место, проводила сделки в разных районах страны. С целью заставить платить налоги самую богатую женщину в 1913 году приняли 16 поправку к Конституции, которая устанавливала единые принципы взимания подоходного налога.

Уникальность жизни Гетти заключалась в том, что по масштабам своего бизнеса, она стояла на одной ступени с Морганом, Вандербильтом, Рокфеллером, но сделала это в эпоху, когда женщины исключались из бизнеса.

В 81 год Гетти умерла от сердечного приступа, во время спора с торговкой за полцента. Двое ее детей унаследовали огромное состояние – около 4-х млрд. долларов по нынешним деньгам. Нэд Грин, позже ставший известен под прозвищем «дядюшка Нэд», свою часть наследства вложил в красивую жизнь, скупал автомобили, яхты, наверстывая упущенное в детстве и юности. Сильвия стала щедрой благотворительницей.

Выжить на пляже: откровения человека с очень белой кожей

Выжить на пляже: откровения человека с очень белой кожей

Автор дружественного тревел-блога trip-point.ru Юля рассказывает о том, как жить летом очень бледному человеку. Только личный опыт!

— С солнцем у меня отношения крайне сложные. Я отношусь к числу людей с очень бледной тонкой кожей, так что во время пребывания на пляже она не темнеет, а элементарно обгорает, чтобы потом слезть с тела здоровенными кусками так, словно я не человек, а змея, сбрасывающая наружный покров.

Особенно это смешно, если посмотреть на моих родственников: мама и брат у меня от природы смуглые, я же унаследовала папину бледность.

В результате во время пубертатного периода, который, как все знают, характеризуется в том числе повышенной неуверенностью в себе, отдых на море в компании смуглого брата и еще более смуглой мамы неизменно превращался для меня в поле битвы с шутниками. Граждане, не отличающиеся этичностью, подходили к нам и живо интересовались: «А почему она у вас такая белая? Мадам, вы свою девочку в холодильнике держите? Ой, смотри, призрак-пляжа, дуновение из склепа», — ну, и все в таком роде.

В результате лет до двадцати я с упорством достойным лучшего применения предпринимала тщетные попытки хотя бы немного загореть. Эффект получался спорным. В лучшем случае я немного розовела, в худшем — спала стоя, обмазанная Пантенолом (кстати, говорю как знаток — эта мазь лучше всего успокаивает обгоревшую кожу).

Когда я подросла и поумнела, то поняла, моя цель — не загорать, а избегать возможности обгореть, ну и к тому же я выяснила, что белый цвет — это не так уж плохо. К примеру, он отлично способствует заведению курортных романов: мужчины, видящие тебя на пляже, думают, что ты только что приехала и у них масса времени для ухаживаний.

На фото: в прошлом году в Камбодже в конце отпуска, не обгорела, миссия удалась!

Таким образом посещение пляжа теперь проходило в строго отведенные часы: до 11.00 и после 16.00, вылезая из воды, я стремглав бежала в тень, откуда с тоской смотрела за своими друзьями, нагло играющими в пляжный волейбол. К сожалению, не обгорать тоже не всегда получалось. Скажем, вздремнешь на лежаке под зонтиком во вроде бы безопасные 10 утра, а тень передвинется, и вот, пожалуйста, красные печеные ноги, как на картинке ниже.

На фото: в Китае на острове Хайнань, задремала на лежаке, тень передвинулась и обгорели ноги и лицо

Солнцезащитные крема для тела, как выяснилось, тоже «не все одинаково полезны», и даже фактор защиты 50 не всегда спасает — именно под ним я умудрилась, к примеру, начисто сгореть на Кипре: друзья и знакомые не верили, что это возможно, и потому убедили меня поторчать с ними на пляже лишние полчаса.

На фото: лишние пол часа на солнце на Кипре в июле, мне 26, вроде бы уже умная и рассудительная.

При этом понять, сгорела я или нет, можно лишь через два часа после того, как я ушла с солнца. Дело в том, что при любом контакте с солнцем (даже в городе) моя кожа мгновенно розовеет, после краснота или сходит на нет, или же я обливаюсь любимым Пантенолом.

Читайте так же:
Как убрать дряблую шею. Как подтянуть шею с помощью операции? Дряблая кожа на шее: восстановительные процедуры

При таких природных данных мне бы носить чадру или жить в Исландии, но, к сожалению, я люблю море, а от зимних поездок в Азию отказаться в принципе не в состоянии, да и сидеть, спрятавшись от солнца в тени, когда хочется заняться серфингом или поиграть во фрисби, — это, поверьте, очень печально. Собственно, методом проб и ошибок к 33 годам я нашла свой рецепт не только не обгорать, но даже слегка подрумяниваться на солнце.

До поездки и во время нее: БАДы

Сразу скажу, я человек — верующий, в том смысле, что уже около двух лет убежденный последователь приема БАДов. Во время последней поездки в Тай открыла для себя Imedeen «Оптимизатор Загара». Обычные таблетки коричневого цвета, без вкуса и запаха, в составе средства икопин, каротиноиды, витамины C и E, лецитин, а также масла: пальмоядровое и кокосовое. Прием БАДом (дважды в день) нужно начинать за две недели до выхода на пляж, а затем продолжать все время отпуска.

В отличие от других БАДов после приема Имедина никаких неприятных ощущений (типа подташнивания или же сухости во рту) не возникает, так что прием средства очень комфортный. Главное, забывать и не пропускать дни, но тут помогает напоминалка на iPhone.

Теперь об эффекте. Во-первых, кожа после принятия БАДов становится более увлажненной и, как следствие, более гладкой (вначале я, кстати, решила, что это эффект от тайского воздуха такой), потому мелкие мимические морщинки, обычно проявляющиеся вокруг глаз после пребывания на солнце, на этот раз не появились и не испортили настроение.

На фото: лицо крупным планом, морщинки не проступили

Во-вторых, я не обгорела, хотя этому многое способствовало. Ну, хотя бы то, мы постоянно перемещались по острову на скутере, а именно во время поездок на мотобайке чаще всего сгорают руки и голени. Ну, и самое приятное, я начала темнеть. Во время нахождения на солнце кожа, конечно, розовела, но вечером краснота уходила и на ее месте образовывался нежно-персиковый загар.

На фото: я на пляже, уже подзагоревшая, но пока с краснотой, которая спадет вечером.

До состояния шоколадки, конечно, не дошла, но аристократично-мертвенная бледность спала, загар получился не истерично-розового, а скорее персикового оттенка, так что по возвращении на родину знакомые даже удивились моему неожиданно румяному виду.

На фото: в конце отпуска

Средства для защиты от солнца

Методом проб и ошибок несколько лет нашла самую, на мой взгляд, надежную и приятную защиту от солнца: солнечные эмульсии для тела и лица Sisley Super Fluide Solaire Corps SPF 30 .

В отличие от средств с фактором защиты 50, тридцатки от Sisley легко наносятся на тело, быстро впитываются, и если обновлять их каждые три часа, то сгореть у меня не получается. Плюс под ними даже моя альбиносоподобная кожа, как ни странно, начинает пусть и не сильно, но темнеть. Стоят средства очень дорого по сравнению с аналогами, но стоят потраченных денег.

Под номером два в моем личном рейтинге — Clinique Body Spray SPF 25 . Средство покорило своей текстурой — она невесомая, кажется, не солнцезащитное средство на кожу наносишь, а просто брызгаешься термальной водой. Отлично подходит для дополнительной защиты кожи, когда находишься на пляже и после купания нужно обновить солнцезащитный крем.

В этом случае Clinique Body Spray SPF 25 — настоящая палочка-выручалочка, потому как наносить его на тело значительно проще и приятнее, чем мучительно размазывать по коже крем, стараясь не пропустить ни одного участка (потому что солнце именно его найдет и сожжет), а потом пол часа ждать, когда же этот крем впитается.

Уход за кожей после пляжа

Еще одно «секретное оружие» белого человека — средства, которые нормальные люди используют после посещения солярия. Белым девушкам вроде меня они как раз показаны после обыкновенного пребывания на солнце. Мой фаворит — Sos Sun Burn Spray — спрей с мятным ароматом. По идее, средство нужно использовать, если ты уже сгорела, но я его наношу на кожу просто после посещения пляжа, так как он мгновенно увлажняет и отлично питает кожу, плюс убирает покраснения, если они не прошли сами собой.

Если же вы отдыхаете в Азии, то после пляжа можно использовать «no name увлажнялки» производства мастеров Тая, Шри-Ланки и Бали на основе алое-вера. Они натуральные, отлично увлажняют, снимают покраснения и не вызывают аллергии, словом, — то, что доктор прописал.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию