Dressgold.ru

Женский интернет журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Быт, жизнь и секс в простом иранском городе. Россиянка изучила, как живет иран — без чадры, но под санкциями

Россиянка изучила, как живет Иран — без чадры, но под санкциями

In article a34c003bb6

Краткая историко-географико-политическая справка: Иран — одно из древнейших государств мира, республика в центральной Азии, культурная и историческая наследница Персии. Иран-Персия является родиной зороастризма, но в 15 веке народы этой страны в основном приняли ислам, который на сегодня является государственной религией Ирана. На протяжении многих веков Иран являлся одним из центров исламской культуры: здесь развивались науки, философия, медицина.

В настоящее время Иран не имеет сухопутных границ с Российской Федерацией, но являясь одним из наиболее развитых государств Ближнего и Среднего Востока, по-прежнему остается главным стратегическим партнером России на южном направлении.

С 1979 года Иран находится в политическом противостоянии со странами Запада, в первую очередь — с США. Президент Джордж Буш включил Иран в список стран «оси зла» — вместе с Кубой, КНДР и Беларусью. Белый Дом обвиняет Иран в создании ядерного оружия — основанием для обвинений служит строительство в Иране атомной электростанции, которую исламская республика строит с привлечением российских специалистов.

В Иране находятся многие сокровища мировой цивилизации, здесь прекрасные горнолыжные курорты. Но туризм в стране почти не развит — из-за западных санкций, в том числе банковских. Так, в стране нет возможности пользоваться карточками Visa и Mastercard — что гибельно для туризма.

чисто моют и метут.

узнаваемый узорчик

Россиянка изучила, как живет Иран - без чадры, но под санкциями

«Ехать в Иран было и интересно, и не охота. Интересно — как и любому нормальному человеку — Заратустра, мультик Prince of Persia, конференция в Тегеране 1943 года и т.д. А не хотелось потому, что мне, скажем так, не симпатично положение женщин в исламском обществе. Но интерес победил — все же я ехала не туристом, а приглашенным специалистом, проводить обучение персидских банковских служащих особенностям работы с международными платежными системами. Ведь Иран также страдает из-за экономических санкций, проводимых США — и банковской сферы это касается напрямую.

Я ехала обучать людей, как «работать из-под санкций» — вот и было интересно, что в исламском обществе окажется на первом месте: гендерные признаки или личностные качества. Как отнесутся к женщине-преподавателю?

В Иране действует законодательство, основанное на исламском праве. Оно ограничивает некоторые гражданские свободы — по «стандартным» европейским меркам. В частности, представители не традиционных религий не имеют права занимать государственные должности. «Гендерные» ограничения касаются, в первую очередь, внешнего вида женщин и девушек.

При этом социальное обеспечение (бесплатная медицина и образование) распространяется на всех граждан Ирана, вне зависимости от пола или конфессии.

Когда самолет приземлился в аэропорту близ Тегерана, все барышни, одетые по европейской моде: джинсы-кеды-короткие-футболки, достали из своих рюкзаков и сумок одежду местного образца (плащи, кофты, пиджаки длиной до бедра и ниже), платки, палантины и завернулись в них. Их примеру последовала и я. Из Москвы я везла несколько вариантов «восточного женского дресс-кода», рассчитывая, в том числе, и на худшие варианты. Но для начала я ограничилась одеждой, закрывающей тело, свитером по колено, и платком.

Многие европейские путешественники рассказывают, что процедура прохождения паспортного контроля в аэропорту им. Айятоллы Хомейни мучительна — офицеры могут придираться и задавать самые неожиданные вопросы, в том числе и крайне бестактные. Количество подобных свидетельств заставляет предположить, что это сознательная политика и установка: сразу прикрутить гайки и привести расхлябанных европейцев в нужный тонус. Евгения не стала исключением.

На паспортном контроле долго допытывались, что я такая, single&alone, собираюсь делать в Тегеране, куда собираюсь съездить, какие места посетить, встречает ли меня кто-то, есть ли бронь отеля и прочее стандартное. Наконец, офицер выдал нежданчик: мол, вот Вы сейчас в отель едете и там будете неотлучно, да? Так давайте я вечером к вам приеду и сделаю обзорную экскурсию. Но после моего отрицательного ответа штамп все равно поставил. Возможно, это был и нормальный, с точки зрения таможенника, вопрос.

Следующий, после вопросов на границе, иранский сюрприз оказался приятным.

Дорога из аэропорта в тегеранский отель очень долгая, почти полтора часа. Проходит по пригородам и по самому Тегерану. Первое, на что я обратила внимание — чисто. Обочины чистые, без мусора.

Дороги и подъезды к крупным городам — это первое, что видишь, приезжая в страну. Я езжу в командировки в среднем раз в месяц, в самые разные уголки земного шара, и мне есть с чем сравнивать. Я видела и фантастический срач Кении или Туниса, и вылизанные дороги Маврикия. Иран оказался ближе ко второму варианту, чем порадовал.

В дальнейшем я убедилась, что Иран — во всяком случае, Тегеран — своей чистотой больше походит на Европу, а не на Азию. Я лично объясняю это тем, что все-таки Тегеран — столица древнейшей цивилизации. И приятно, что люди помнят о своем великом наследии на простом бытовом уровне — не гадят себе под нос.

Читайте так же:
Девушка боится первого раза и плачет. Страх сексуальной близости: О причинах и методах избавления

Курят, кстати, очень многие иранцы, но сигарета в руке считается зазорной — ее при курении прячут в ладошку.

«Люди уже хоронили меня» Россиянка отправилась в одну из самых закрытых стран мира — Иран. Что она там увидела?

Иран всегда считался одной из самых закрытых стран в мире и редко привлекал внимание туристов из-за своей консервативности. После обострившейся политической ситуации в январе 2020 года и сбитого иранскими военными пассажирского самолета путешественники и вовсе боятся посещать персидское государство. Корреспондентка «Ленты.ру» случайно оказалась в Иране во время этих событий и рассказала, стоит ли туристам опасаться поездок туда. О ее маршруте по живописным городам, культурном достоянии страны и менталитете местных жителей — в репортаже «Ленты.ру».

«Что-то в этой стране вас ждет»

Я выхожу из отеля в Ширазе и оглядываюсь по сторонам. Почти везде проезжая часть заблокирована, потому что улицы наводнили толпы местных жителей с плакатами, на которых изображен человек в форме с седыми волосами. Многие плачут. Из колонок доносится речь выступающего, транслируемая из Тегерана. В тот день почти вся страна вышла на улицы.

Вот уже четыре года подряд мы с родителями уезжаем на Новый год в какую-нибудь экзотическую страну. Начинали с Шри-Ланки и Макао, год назад были в Омане, а в этот раз решили отправиться в Иран — авиабилеты туда стоили недорого. К тому же мы много читали об исламской революции, и нам стало интересно посмотреть, насколько сильны ее отблески сейчас. Вдобавок долгое время Исламская Республика была закрыта для туристов, теперь же визовый режим упростили. Позже еще выяснилось, что иранские пограничники не ставят никаких штампов в паспорта, чтобы потом у путешественника не было проблем при посещении стран, у которых с Ираном напряженные отношения.

Решено — сделано: билеты купили в октябре. А в конце ноября Иран охватили протесты из-за подорожания цен на бензин. Наши родственники всполошились: почти каждый день бабушка и дедушка начинали телефонный разговор с советов сдать билеты и отменить все брони в гостиницах. До поездки оставался месяц, и мы решили не торопиться. Но даже после окончания протестов бабушка иногда повторяла: «Что-то в этой стране вас ждет».

«Люди у нас очень религиозные»

31 декабря мы наконец приехали в Иран. С первого же дня я нацепила на себя шапку и не расставалась с ней до конца поездки — в этой стране женщинам и девушкам запрещено ходить без головного убора, даже туристкам. Первым делом мы поехали в Кашан, примерно в паре сотен километров от Тегерана. Пробыли там недолго ­— всего один вечер. Город выглядит очень маленьким. В старой его части множество построек песочного цвета, и было интересно наблюдать, как женщины, укутавшись в темные чадры, спешат с намаза домой.

Иранцы любят сладости, и магазинов с ними везде много: продают сахар на палочках, гязы в больших упаковках, забаны и соханы. Не все так гладко в стране с интернетом: все необходимые мне соцсети — Instagram, Facebook, Telegram, «ВКонтакте» — не работали без VPN. Есть и проблемы с туалетной бумагой и в целом с салфетками — редко где вообще их можно найти. К слову, женских туалетов как таковых, по сути, тут нет — обычно это дырки в полу, которые иногда украшают орнаментом из цветов и узорами.

Первый день в Кашане

Кажется, местные жители в Кашане особенно консервативны. «Люди у нас действительно очень религиозные, потому что в основном осталось старшее поколение. Молодежь уехала в крупные города — учиться и работать», — рассказывает сотрудница отеля Мария, которая учится в Исфахане на преподавательницу французского языка и приезжает в родной Кашан помогать родителям. Девушка одета не в чадру, на ней красивый голубой платок и длинное бежевое платье. Она сама остановила меня, когда я прогуливалась по саду, угостила конфетой и завела разговор об именах. «Дария — это очень красивое имя. У нас тоже есть похожее, оно переводится как «море» или «вода». Я бы хотела когда-нибудь побывать во Франции или Канаде, но у меня пока нет денег. Родители зарабатывают совсем немного, да и я тоже, как и многие другие, впрочем», — говорит она.

Зарплаты в Иране и правда не очень высокие: минимальная, по сведениям правительства за прошлый год, составляет 1,6 миллиона иранских риалов в месяц — примерно 37 долларов, а средняя — 450 долларов. Официальным данным верят не все: говорят, что даже в Тегеране — крупнейшем городе, куда стекаются все человеческие и экономические ресурсы, — средняя зарплата достигает лишь 300-400 долларов. Так или иначе, с первого дня мы поняли, что иранцы — гостеприимные и образованные люди. Один из местных, увидев, что мы растерянно стоим возле плаката с Али Хаменеи, спросил, чего мы ищем, а затем показал дорогу к главной улице.

Читайте так же:
Однополые браки. Разрешает ли семейное право России регистрацию гомосексуальных пар. Отношение мировой общественности к однополым союзам

«Он просунул голову в открытое окно вместе с автоматом»

На следующее утро мы выдвинулись в Исфахан. На контрольно-пропускном пункте нас остановили иранские военные. Мама по дороге сняла с головы платок из-за жары и не сразу спохватилась, когда нам приказали остановиться. Один из военных внимательно переписал наши данные, включая имя моего отца и его мобильный телефон, а затем просунул голову в открытое окно почти вместе с автоматом и, обращаясь к маме, сказал, показывая руками: «Хиджаба, хиджаба». Посмеиваясь, они нас отпустили.

Исфахан — третий по количеству населения после Тегерана и Мешхеда. Первое, что в нем замечаешь, — это то, как люди современно одеты. Женщины, к примеру, носят вполне повседневную одежду, сочетая ее с красивыми платками самых разных оттенков. Тут я впервые увидела знаменитые голубые мечети и иранский кинотеатр: иностранных фильмов там не так уж много, больше местных. Было необычно смотреть на афишу иранского боевика, на котором изображена девушка с пистолетом в шейле или хиджабе.

Пятничная мечеть в Исфахане

Под теплым зимним персидским солнцем местные продавцы несколько раз пытались завести нас в магазин ковров на главной городской площади и делали это очень ненавязчиво: приглашали на чашку чая, но не настаивали, если мы отказывались. Вообще за всю поездку я не заметила, чтобы кто-то хотел нажиться на путешественниках: из-за своей закрытости Иран еще не избалован туристами, как та же самая Турция, и продавцы не стремятся завышать цены на свои услуги. Зато попадались попрошайки — как нам объяснили, это были беженцы из Сирии или цыгане, — они пытались продать нам дешевые жвачки или браслеты. Мать с дочкой даже подошли ко мне вплотную, когда я сидела на стуле в магазине. Позже в Тегеране одна девочка, получив небольшую купюру от нашего гида, снова неожиданно появилась на другой улице и начала дергать за рукав моего отца.

Продавец посуды минакари, с которым мы познакомились неподалеку от главной площади Исхафана, бегло и без запинок говорил по-русски — по его словам, он сам смог выучить язык. Видно было, что мужчина заинтересован в российской политике: он почему-то подумал, что мне нравится Алексей Навальный, а затем, заговорщически подмигнув, сказал, что следующим президентом станет Сергей Шойгу. Оказалось, что министр обороны уже приезжал в Исфахан в 2015 году, и тогда наш собеседник бежал за ним и радостно выкрикивал: «Шойгу! Шойгу!» Рассказал он немного и про протесты в предыдущем месяце: на его взгляд, полиция жестко их подавляла, и тогда погибли около полутора тысяч человек. В ответ на слова моей мамы о том, что в России люди боятся выходить на протесты, продавец махнул рукой и воскликнул: «Женщина, ты чего? Мы тоже жуть как боимся». Но, тем не менее, все же выходят.

«Третья мировая ведь уже давно идет»

Следующим утром, 3 января, я узнала об убийстве Сулеймани. В полдень мы уже были в Йезде. Еще на подъезде к городу заметили, что повсюду висели плакаты погибшего генерала. Одна из мечетей была почти полностью обернута в темную ткань, а на центральной площади — все увешано черными флажками. Все газеты пестрели снимками Сулеймани, а на машинах и автобусах появились наклейки с его портретом на фоне светлого купола мечети. В лифте торгового центра транслировали музыкальные ролики с его изображениями, а после — кадры с запрещенной в России террористической организацией «Исламское государство» и их погибшим лидером Аль-Багдади. После того как я выложила в сторис снимок газетного прилавка, получила сообщение от знакомого американца, участвовавшего в боевых сражениях в Афганистане: «Попались. Он получил запоздалый рождественский подарок».

С заходом солнца улицы немного потускнели из-за слабого освещения, а в центре открылся вечерний базар, на котором торговали конфетами, цветастыми сумками и сладостями. Людей было мало, несмотря на то что был выходной. В одном из переулков между старыми домами песчаного цвета три парня ехали на одном маленьком скутере. Из-за угла неожиданно появились полицейские и подрезали их. Двое спрыгнули со скутера и сбежали, а один остался — он смотрел стражам порядка в глаза и умолял не забирать его транспорт. Те посмеивались — было видно, что они с нарушителями знакомы и встречаются уже не в первый раз. Но скутер все же отобрали, и его владелец понуро побрел пешком.

Мечеть в Йезде

В одном из местных кафе мне удалось подключиться к интернету. «А ты в Иране сейчас? ******. Удачи», «Как же умело ты выбрала страну для каникул», «Даша, ты что, правда в Иране? Будь осторожнее», «Бомбы уже начали кидать?» — посыпались обеспокоенные сообщения от моих знакомых и друзей. Толком не понимая, что, собственно, произошло, я спросила у одного из них, чем вызвана такая масштабная паника. Он мне ответил, что в Twitter вышел в топ хештег WWIII — третья мировая война. Тем временем в Йезде было спокойно, хотя кое-где и пошли слухи о том, что в Тегеране начались митинги против США и Израиля. Позднее, когда я была в Ширазе, там транслировали, как местные топчут и сжигают американские флаги.

Читайте так же:
Возраст сексуального согласия — что нужно знать? Во сколько лет можно начинать половую жизнь юношам и девушкам

«Сулеймани был действительно важным человеком для страны. К нему относились двояко, но то, что они попали в самое сердце политического Ирана, в этом нет никакого сомнения, — рассказывает продавец сладостей Джамиль. — Третья мировая ведь уже давно идет, мне кажется. Ирак, Сирия, другие военные точки. В Иране вряд ли что-то подобное произойдет, потому что у нас достаточно старая власть, которая держит все под контролем. Порядки очень-очень древние и крепкие». В свою очередь местный студент-инженер сказал мне, что не только не верит в возможность масштабных военных действий, но и не понимает всеобщего траура по генералу, который приказывал разгонять митинги в Тегеране: «Как минимум странно настолько чтить «подавителя» своего народа, хоть он и боролся с ИГ».

Тем временем в соцсетях мне начали предлагать помощь, спрашивали, зачем я сюда вообще поехала, и неприятно шутили. Все это напоминало ситуацию разгорающегося информационного терроризма: пока я спокойно сидела на главной площади на лавке и ела кокосовые конфеты, люди, находящиеся в тысяче километров от Ирана, уже хоронили меня, других туристов и местных жителей, как минимум, вместе с давно почившими персидскими царями Дарием и Ксерксом. Я сначала даже немного испугалась: «А что, если и вправду сейчас введут чрезвычайное положение, а мы еще не посмотрели Шираз и Тегеран?» Но потом вспомнила, что билеты назад куплены только на 9 января, и до этого момента не стоит нервничать.

«Я желаю ему смерти, умер бы он поскорее»

Дальше мы отправились в древний персидский город Шираз, до исламской революции славившийся своим вином. Портретов генерала там было значительно больше, чем в Йезде, — изображение погибшего проецировалось даже на местную крепость. Внимание привлекала и громко кричащая музыка, правда, она была вовсе не траурной, а наоборот, звучала так, будто к чему-то призывала. Активисты в «поддержку суверенитета Ирана» совали листовки с портретом Сулеймани беспорядочно проезжающим мимо автомобилистам, позднее даже образовалась большая пробка. В Иране в целом водят довольно ужасно: водителям плевать на пешеходов, они никогда не уступают им дорогу, а те в свою очередь плюют на них и переходят дорогу, где хотят. Инициатива с трафаретами окончательно застопорила движение: автобусы стояли наперекосяк, машины как-то пытались вырулить из этой пробки, но все было безуспешно.

«Мы не против американцев, понимаете? Не против, — рассказывает Давид, один из активистов «за Сулеймани», как они себя называют. — Нам Трамп не нравится. Он посягает на независимость, на спокойную жизнь страны. Я чувствую неидеальность и нашей страны тоже, но я не позволю ее тронуть. И если надо, мы будем мстить. Даже если это будет стоить нам крови, жизни, всего». Еще более радикально настроенный участник движения заявил: «Почему Трамп не ответил до сих пор за то, что он сделал на Ближнем Востоке? Почему другие страны страдают, и мы должны страдать? Я желаю ему смерти, умер бы он поскорее».

Утром 7 января в холле нашего отеля столпились постояльцы — они смотрели телевизор, на котором транслировали похоронные процессии в разных городах. Многие приехали в родной город Сулеймани Керман, чтобы лично проститься с генералом. Самая большая прощальная церемония — по всей видимости, в Тегеране. Когда мы вышли из отеля, увидели, что почти вся соседняя улица полна людей, они идут с фотоплакатами генерала или лозунгами против США: их даже не могли объехать машины, потому что многие вышли на проезжую часть. Люди плакали, эмоции их переполняли. Из автомобилей сигналили, поддерживая шествие, а из колонок доносилась громкая речь дочери погибшего.

anton_suvorov80

«Ехать в Иран было и интересно, и не охота. Интересно — как и любому нормальному человеку — Заратустра, мультик Prince of Persia, конференция в Тегеране 1943 года и т.д. А не хотелось потому, что мне, скажем так, не симпатично положение женщин в исламском обществе. Но интерес победил — все же я ехала не туристом, а приглашенным специалистом, проводить обучение персидских банковских служащих особенностям работы с международными платежными системами. Ведь Иран также страдает из-за экономических санкций, проводимых США — и банковской сферы это касается напрямую.

Я ехала обучать людей, как «работать из-под санкций» — вот и было интересно, что в исламском обществе окажется на первом месте: гендерные признаки или личностные качества. Как отнесутся к женщине-преподавателю?

Читайте так же:
Интимный уход женский. Правила по уходу за интимной зоной

В Иране действует законодательство, основанное на исламском праве. Оно ограничивает некоторые гражданские свободы — по «стандартным» европейским меркам. В частности, представители не традиционных религий не имеют права занимать государственные должности. «Гендерные» ограничения касаются, в первую очередь, внешнего вида женщин и девушек.

При этом социальное обеспечение (бесплатная медицина и образование) распространяется на всех граждан Ирана, вне зависимости от пола или конфессии.

Когда самолет приземлился в аэропорту близ Тегерана, все барышни, одетые по европейской моде: джинсы-кеды-короткие-футболки, достали из своих рюкзаков и сумок одежду местного образца (плащи, кофты, пиджаки длиной до бедра и ниже), платки, палантины и завернулись в них. Их примеру последовала и я. Из Москвы я везла несколько вариантов «восточного женского дресс-кода», рассчитывая, в том числе, и на худшие варианты. Но для начала я ограничилась одеждой, закрывающей тело, свитером по колено, и платком.

Многие европейские путешественники рассказывают, что процедура прохождения паспортного контроля в аэропорту им. Айятоллы Хомейни мучительна — офицеры могут придираться и задавать самые неожиданные вопросы, в том числе и крайне бестактные. Количество подобных свидетельств заставляет предположить, что это сознательная политика и установка: сразу прикрутить гайки и привести расхлябанных европейцев в нужный тонус. Евгения не стала исключением.

На паспортном контроле долго допытывались, что я такая, single&alone, собираюсь делать в Тегеране, куда собираюсь съездить, какие места посетить, встречает ли меня кто-то, есть ли бронь отеля и прочее стандартное. Наконец, офицер выдал нежданчик: мол, вот Вы сейчас в отель едете и там будете неотлучно, да? Так давайте я вечером к вам приеду и сделаю обзорную экскурсию. Но после моего отрицательного ответа штамп все равно поставил. Возможно, это был и нормальный, с точки зрения таможенника, вопрос.

Следующий, после вопросов на границе, иранский сюрприз оказался приятным.

Дорога из аэропорта в тегеранский отель очень долгая, почти полтора часа. Проходит по пригородам и по самому Тегерану. Первое, на что я обратила внимание — чисто. Обочины чистые, без мусора.

Дороги и подъезды к крупным городам — это первое, что видишь, приезжая в страну. Я езжу в командировки в среднем раз в месяц, в самые разные уголки земного шара, и мне есть с чем сравнивать. Я видела и фантастический срач Кении или Туниса, и вылизанные дороги Маврикия. Иран оказался ближе ко второму варианту, чем порадовал.

В дальнейшем я убедилась, что Иран — во всяком случае, Тегеран — своей чистотой больше походит на Европу, а не на Азию. Я лично объясняю это тем, что все-таки Тегеран — столица древнейшей цивилизации. И приятно, что люди помнят о своем великом наследии на простом бытовом уровне — не гадят себе под нос.

Курят, кстати, очень многие иранцы, но сигарета в руке считается зазорной — ее при курении прячут в ладошку.

Следующее впечатление от Тегерана — фантастический траффик и загазованность. Город лежит в низине, смог не выдувается ветром и «трамбуется» машинами местного производства. Санкции против Ирана выражаются и в ограничениях на поставку в страну предметов высоких технологий — и машин в том числе. Евгения, естественно, обращала внимание на пресловутый «исламский вопрос»: на воспитанность водителей и наличие водительниц.

Женщины за рулем есть, но это скорее исключение, чем правило. Однако общемировой тренд — «гламурные телочки» на дорогих машинах есть и здесь. Их мало, но тренд представлен.

Здесь очень плотный трафик, как в Ханое, пожалуй. Езда в этом «бульонном» трафике осуществляется, на первый взгляд, без правил, но по понятиям. Например, пешеходов не пропускают из принципа. Перейти дорогу, даже по пешеходному переходу — целое приключение. Бывает что и с фатальным исходом.

Преобладают машины местного производства, простенькие и побитые Сайпа и такие же побитые Пежо местного производства.

счы

Сам город Евгении, скорее понравился — по ее мнению, он отвечает своему званию столицы большого государства. Колорит «Третьего мира» присутствует в Тегеране прежде всего в том, что первые этажи всех зданий отведены под частную торговлю и кафе.

Иран, помимо того, что находится «под американскими санкциями», добровольно поддерживают и изоляцию изнутри — в первую очередь, культурную. В Иране берегут чистый ислам — не тот, который в ИГИЛ, а традиционный, при котором создавались шедевры зодчества, развивались математика и астрономия, были придуманы шахматы и т. д.

В свое время Иран стал едва ли не первым исламским государством, осудившим «чеченский сепаратизм» на государственном уровне.

Обсуждать выходки «братьев-мусульман» в соседних государствах здесь не принято в светском обществе. Здесь этого, очевидно, стесняются — как стесняются в семье говорить о родственнике, сидящем в тюрьме за пьяный дебош.

Читайте так же:
10 признаков того что парень влюблен. Как понять, что мужчина влюблен, но скрывает? Он за секс и прикосновения

Существует жесткая цензура в ТВ и прессе. Но современного человека, конечно, изумляет, в первую очередь, Интернет-цензура. Весь веб-траффик находится под контролем министерства информации Ирана, социальные сети попросту недоступны.

Евгении это, скорее, понравилось:

Ни через браузер, ни через приложения на мобильном, не работают Твиттер, ФБ и ВК — это внутренняя политика страны. В принципе, наслаждаюсь отсутствием этой необходимости — «ой надо ленту новостей проверить». Instagram работает и ладно. Без остального только мозг чище и времени свободного больше.

Кроме того, наличие санкций извне приводит к тому, что даже в номере для особо ценного иностранного специалиста стоит допотопный телевизор и холодильник и плохо работают дверные замки — мебельную фурнитуру в Иране не производят.

А «внутренние санкции», помимо цензуры в Интернете, выразились также в наличии Корана в номере — но даже самый толерантный ум вряд ли назовет это религиозной нетерпимостью и жестокостью к иноверцам.

in_article_5f4c253cf6

Но, конечно, больше всего Евгению интересовало отношение к женщине в исламском обществе.

Из всего того, что я читала в интернете перед поездкой, реально подтвердилась только сегрегация в общественном транспорте: мужчины и женщины занимают разные половины автобуса. Но вообще отношение к женщинам — ровное. Хотя в компании, куда я приехала работать (преподавать), не было ни одной женщины, ко мне относились нормально.

Самое главное: слушают и внимают тому, что я говорю, чему обучаю. Без — «девочка, что за чушь ты несешь? Мы тебя не будем слушать, потому что ты девочка!» А ведь мне приходилось сталкиваться с таким отношением. Причем первый раз на буддистском и индуистском Маврикии, а второй раз — в «вуду-христианской» Кении.

Иранцы, с которыми я работаю, не только относятся с уважением к моему профессиональному опыту. Но еще и пытаются быть джентльменами: например, двери открывают и вперед пропускают. Что иногда выстегивает. Особенно если пропустили вперед в помещении — а куда дальше идти, налево или направо, не сказали.

Очевидных, бросающихся в глаза «правил строго режима» для женщин в Иране Евгения не заметила.

Здесь присутствуют все степени женской «одетости»: от черного одеяния «в пол» с большим платком и длинным платьем, до джинсы-свитер-плащик чуть ниже бедра и платок на самой макушке, а то и просто прикрепленный к традиционному пучку волос на затылке, ниже макушки то есть. Женщин в «полном исламском одеянии» я так и не увидела.

пав

Как ни крути, но мне за местную не сойти, даже если я вся в черное закутаюсь — цвет глаз выдает. Потому я спокойно хожу в офис в строгом костюме, дополненным длинным платьем-рубашкой, и платком.

Но Евгения все же выяснила главный вопрос: как должна выглядеть и одеваться женщина в обществе традиционного ислама, чтобы не быть закиданной камнями.

Во-первых, я так и не видела никого, кто ходит по улице с сумкой камней, чтобы кидать их в недостойно одетых женщин. Равно как и пресловутую полицию нравов не встретила. Но я, наконец, из общения с мусульманами выяснила давно интересовавший меня вопрос: почему часть мусульманских женщин оставляют открытыми только глаза, кто-то только лицо, кто-то оставляет видной полоску волос, кто-то закрывает половину лба, итд. Чем это регулируется, есть ли какое-то правило? Ответ неожиданно простой: женщина сама решает, насколько она хочет быть открыта внешнему миру. В зависимости от своей религиозной убежденности и своих моральных предпочтений и традиций. Семья и муж в данном случае подпадают под категорию «традиции».

И здесь европейская женщина Евгения неожиданно поняла «женщин неосвобожденного Востока».

Быт, жизнь и секс в простом иранском городе. Россиянка изучила, как живет иран — без чадры, но под санкциями

Не убедительно. И не красиво.В коконах черных в жару сорокоградусную. А до аятолл было несколько иначе.

Не убедительно. И не красиво.В коконах черных в жару сорокоградусную. А до аятолл было несколько иначе.

Не убедительно. И не красиво.В коконах черных в жару сорокоградусную. А до аятолл было несколько иначе.

Не убедительно. И не красиво.В коконах черных в жару сорокоградусную. А до аятолл было несколько иначе.

". а всего сто лет назад русская женщина, итальянка, француженка, американка ходила по улице исключительно в хиджабе платья, юбки, рукава были длинными, а с непокрытой головой выйти на улицу было верхом неприличия."

". а всего сто лет назад русская женщина, итальянка, француженка, американка ходила по улице исключительно в хиджабе платья, юбки, рукава были длинными, а с непокрытой головой выйти на улицу было верхом неприличия." Вы серьёзно?

". а всего сто лет назад русская женщина, итальянка, француженка, американка ходила по улице исключительно в хиджабе платья, юбки, рукава были длинными, а с непокрытой головой выйти на улицу было верхом неприличия." Вы серьёзно?

по такой жаре и в парандже. я ненаю

религия дело может и хорошее, но не до такой же степени

8 марта 1979 г. на демонстрацию в Тегеране вышло около 100 тыс. женщин. наверно они просили ввести обязательное ношение хиджаба? ан нет, наоборот. автор, не надо заливать про народные "корни" (а почему кстати шиизм, а не зороастризм?) - это всего лишь гражданская и духовная власть в одном лице (по Далю), то бишь ТЕОКРАТИЯ!

У мужиков чет дох. я обязанностей.

А бабам и не бл. дить и то в лом.

Может сначала с обязанностями разобраться, а потом уже к правам переходить.

Наши парни сколько на войнах гибли, и никто их не спрашивал хотят они или нет умирать. А тут епт, бл..ю не выглядеть уже видете ли нарушение прав.

Ваш бред звучит примерно так: Никто не должен защищать свою страну и быть верным присяге, т.к у каждого есть право на жизнь

Из одной глупости в другую:

Из одной глупости в другую:

Совместное обучение запрещено. Лично я убежден, что это очень правильно и мудро. Кому непонятно — объясню в комментах

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию