Dressgold.ru

Женский интернет журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Домашнее насилие в отношении женщин. Требования интимных фото. Домашнее насилие: психологическое

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Виды домашнего насилия

Физическое насилие

Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

Сексуальное насилие

К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

Психологическое насилие

Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

Экономическое насилие

Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

Закон о домашнем насилии в России

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

Читайте так же:
7 месяцев как мы вместе. Поздравления с годовщиной отношений

— После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

— Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

Руководство от бездействия: что нужно делать, если вы стали жертвой домашнего насилия

Европейский суд по правам человека встал на сторону россиянки, пострадавшей от домашнего насилия, и постановил выплатить ей €20 000 и возмещение юридических расходов. Пострадавшая Валерия Володина смогла инициировать лишь уголовное дело о нарушении неприкосновенности частной жизни из-за публикации интимных фотографий, которое вскоре было закрыто. Девушка обращалась в полицию в течение двух лет, но так и не смогла добиться помощи от правоохранительных органов. В результате ей пришлось сменить имя и уехать из страны. ЕСПЧ отметил, что власти не осознают всей серьезности проблемы домашнего насилия, сложившейся в России.

По статистике, каждый год в России около 12 000-14 000 женщин гибнут в результате домашнего насилия. Получается, от насилия в российской семье каждый час умирает одна женщина.

Эти печальные цифры связывают прежде всего с декриминализацией насилия. За побои в семье теперь нужно лишь уплатить штраф из семейного бюджета. В результате закон не только не защищает женщин от мужа-тирана, но и лишает денег ее саму и ее детей. Неэффективность этого вида наказания признал даже глава МВД Владимир Колокольцев. «Более чем в 70 % случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания. Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях — накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — цитирует его слова пресс-служба МВД.

Россия осталась единственной страной в Европе, где нет закона об уголовной ответственности за домашнее насилие. В Новой Зеландии даже предоставляется оплачиваемый отпуск жертвам домашнего насилия, а в России традиционно засела фраза: «Когда убьют, тогда и приходите».

И это не просто слова. Речь идет о случае, когда женщина из Орла позвонила в полицию с просьбой вызвать наряд, так как ее избивал ее бывший сожитель. Приехавшая полиция решила не вмешиваться в конфликт, а вместо этого пригрозила ответственностью за ложный донос. Старшая участковая Наталья Башкатова с неохотой реагировала на жалобы женщины на угрозы от сожителя и сообщила, что в следующий раз на место выезжать не станет. «Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем. Не переживайте». Через сорок минут женщину убил сожитель. Сейчас прокуратура просит признать участковую виновной по статье «Халатность» и назначить наказание в виде четырех лет лишения свободы.

Сейчас широкую огласку получило дело сестер Хачатурян. Девочки убили своего отца, потому что он несколько лет их насиловал и контролировал каждый их шаг. Обращения в полицию заканчивались лишь беседами участкового с главой семейства. Получается, в нынешних реалиях у женщин, подвергающихся насилию, есть два пути — ждать, пока домашний тиран сам убьет ее или убить его самой.

Согласно исследованию Медиазоны, 80% убийств, совершенных женщинами, связаны именно с защитой от домашних тиранов.

В абсолютном большинстве случаев домашнему насилию подвергаются женщины. Однако есть и исключения. В прошлом году в Великобритании 22-летнюю девушку приговорили к 7,5 года тюрьмы за домашнее насилие над своим 22-летним парнем, страдавшим гидроцефалией. В течение девяти месяцев она издевалась над ним, поливала его спящего кипятком, наносила удары ножом, взламывала его телефон, запрещала ему общаться с родными.

Согласно исследованию от 2018 года Всемирного Банка Women, Business and the Law, Россия находится в группе стран, где женщина хуже всего защищена от насилия. В эту группу вместе с РФ входят Гаити, Федеративные Штаты Микронезии, Мьянма и Узбекистан.

Чтобы изменить ситуацию с насилием, необходима не только реформа органов полиции, но и изменение правосознания граждан в целом. Сейчас участковые воспринимают жалобы на мужа-насильника как некий семейный конфликт, в котором супруги сами разберутся. Когда Маргарита Грачева, муж которой отрубил ей кисти рук, обратилась в полицию с заявлением о том, что супруг ей угрожал ножом — участковый лишь провел с ним профилактическую беседу.

Что делать, если вы подверглись домашнему насилию?

Обращайтесь в травмпункт или иное медучреждение, где вам снимут побои. Врачу подробно расскажите обо всех болезненных ощущениях. Вам будет выдана справка с описанием всех повреждений. Медработники также обязаны уведомить дежурную часть полиции о вашем обращении.

Читайте так же:
Поздравление мужа с 9 летием совместной жизни. Поздравления с годовщиной отношений

Если вы не можете обратиться в медучреждение (например, серьезные травмы), вызывайте скорую. Обязательно сфотографируйте все ваши повреждения.

Далее обращайтесь в любое отделение полиции. В заявлении укажите все случаи применения насилия к вам, были ли свидетели этих ситуаций, укажите их контакты, носит ли насилие систематический характер. В конце напишите просьбу возбудить уголовное дело и привлечь виновного к ответственности. Сотрудники полиции обязаны принять у вас это заявление. Предоставьте копию справки о телесных повреждениях, а также фото, если есть такая возможность. После принятия заявления вам выдадут на руки талон с номером (КУСП). В дальнейшем о движении дела можно будет узнавать по этому номеру.

Если же вы боитесь за свою жизнь, вызывайте полицию немедленно по телефону 02, 112. Сотрудники полиции опросят вас и насильника, вы сможете составить заявление на месте. Полиция обязана его принять.

Очень часто женщины не уходят от супругов-тиранов из-за финансовой составляющей. Их можно понять: на что кормить и одевать маленьких детей женщине в декрете? Но в таком случае следует помнить, что, по статистике, большинство детей, которые росли в обстановке домашнего насилия, сами становятся либо жертвами, либо абьюзерами.

Если вы приняли решение уходить от мужа-тирана, для начала нужно подготовить «план отступления».

1. Найдите место, где вы будете чувствовать себя в безопасности. Это может быть квартира родственников, друзей. Лучше, чтобы муж не знал об этом месте.

Если же вам некуда пойти, в Москве существуют кризисные центры, готовые помочь женщинам в трудной ситуации.

«Кризисный центр помощи женщинам и детям» — М. Тимирязевская +7 (499) 977-17-05

Филиал «Надежда» М. Войковская +7 (499) 729-51-81, +7 (499) 492-26-81 Часы работы: круглосуточно

Филиал «Специализированный дом ребенка «Маленькая мама» М. Славянский бульвар +7 (495) 442-24-84,+7 (495) 442-40-85 Часы работы: круглосуточно

Кризисный центр «Дом для мамы» М. Площадь Ильича +7 (495) 678-75-46, +7965-262-98-78

Центр помощи «Китеж» +7 (916) 920-10-30

Кризисные центры предоставляют жилье, психологическую помощь, юридическую поддержку. В некоторых центрах есть курсы, (например, курсы парикмахера, бухгалтера), которые позволяют женщинам приобрести новую профессию и быстрее выйти на работу.

2. Уничтожьте все вещи, которые могли бы подсказать насильнику, где вы находитесь.

3. Оповестите соседей, чтобы в случае криков, шума в вашей квартире они немедленно вызывали полицию.

4. Сообщите родственникам или друзьям, которым доверяете, что вы подверглись домашнему насилию.

5. Соберите «тревожный чемодан» — сумку с вещами первой необходимости, лекарствами документами и деньгами, которых должно хватить на первое время самостоятельной жизни.

6. Скачайте специальное приложение для телефона, например SILSILA. Там предусмотрена специальная кнопка — отправка сообщения с местоположением жертвы насилия одним нажатием заранее выбранному контакту.

Многие женщины считают, что насилие, случившееся один раз, не повторится больше никогда. Но практика показывает, что это не так. Иногда распознать абьюзера невозможно. Но стоит обратить внимание, если ваш мужчина читает ваши переписки, контролирует каждый ваш шаг, не отпускает гулять с подругами, часто бывает агрессивен без повода, вспыльчив, жестоко обращается с домашними питомцами, запрещает вам с кем-то общаться из родственников, друзей, указывает, как вам одеваться.

Психологически очень тяжело вырваться из отношений, в которых присутствует насилие. Женщина будет до конца думать, что еще можно что-то исправить и все будет как прежде. Здесь главное осознать проблему и не бояться обратиться за помощью. Существуют горячие линии психологической помощи, которые помогут в трудной ситуации:

Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье: 8-800-7000-600

Центр экстренной психологической помощи МЧС России: 8 (495) 989-50-50

Московская служба психологической помощи населению: с городского телефона 051;-с мобильного телефона 8-495-051

Центр «Сёстры» +7 (499) 901 02 01 (по будням с 10 до 20)

В настоящий момент в России нет закона, предусматривающего уголовную ответственность именно за домашнее насилие. Однако в Уголовном кодексе предусмотрены следующие статьи: 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», 112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», 116 «Побои» и 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Проблема в том, что женщины редко доводят дело до суда. Кто-то надеется сохранить семью, а у кого-то нет сил и средств собирать доказательства, взаимодействовать с государственной машиной правосудия.

Общество также давит на жертв насилия. Предполагается, что все лишения и тяготы надо терпеть ради детей (у них же должен быть отец). Да и к тому же женщина без мужчины в российском обществе часто воспринимается как неполноценная. «Однозначно с ней что-то не так».

Профилактика домашнего насилия — это сложная и кропотливая работа. Если вас кто-то ударит на улице, вы вряд ли еще встретитесь с этим человеком, кроме как в суде или в полиции. А вот с домашним насильником женщине приходится каждый день разговаривать, завтракать, спать в одной постели. Это накладывает дополнительный отпечаток на психику жертвы, не дает ей мысленно даже выйти за пределы ежедневной рутины, где насилие — нормальное явление.

России необходимо как минимум перенять иностранный опыт — ввести охранные ордера, которые бы запрещали домашнему тирану приближаться к женщине. Нужно больше кризисных центров, в регионах их очень не хватает, для этого необходимо дополнительное государственное финансирование.

В Израиле существуют специальные реабилитационные центры для мужчин. В России тоже можно было бы создать такие учреждения, позволяющие мужчинам справляться с агрессией, куда бы их отправляли по решению суда.

Также необходимо четкое закрепление понятия домашнего насилия, ведь оно включает в себя не только физическое насилие, но и психологическое, экономическое и сексуальное.

Читайте так же:
Как восстановить отношения после расставания? Как вернуть отношения: реальные истории простых людей

Нужно менять правосознание граждан, широко обсуждать тему домашнего насилия в прессе, показывать, что об этом говорить не стыдно и важно. Ведь согласно недавнему исследованию агентства «Михайлов и партнеры. Аналитика», 63% россиян уверены, что женщины сами провоцируют мужчин на насилие своим видом и поведением, а это очень печальная статистика.

15 нефизических признаков домашнего насилия

Сериал отражает ситуацию в современных семьях. Статистика сурова: каждая четвертая женщина и 1 из 7 мужчин подвергались домашнему насилию. Тема абьюза все чаще поднимается в медиа, а в 2015 году пользователи твиттера даже запустили флэшмоб: писали истории о семейной жизни под хэштегами «Почему я ушла» и «Почему я осталась». Я собрала для тебя 15 признаков, по которым можно распознать насилие в семье или отношениях.

Главный миф: домашнее насилие всегда физическое. Если тебя не бьют, то в чем проблема?

Рейчел Годсмит, управляющая по программам защиты жертв от домашнего насилия, говорит:

1. Постоянные проверки

Существует тонкая грань между нормальными и абьюзивными отношениями. Если ты постоянно списываешься со своим партнером, и вы рассказываете друг другу, чем занимаетесь, — это нормально. Но искренняя забота сменяется тотальным контролем, когда партнер круглосуточно хочет знать, где ты и что ты делаешь. Распознать тенденцию к насилию очень легко: ты начинаешь чувствовать себя виноватой за свои действия.

3. Обвинения в измене

В абьюзивных отношениях полно ревности. Абьюзеру легко представить, что партнер неверен, даже если этому нет никаких доказательств. В свою очередь, обвиняемый может изо всех сил убеждать, что романа на стороне нет. Это добавляет еще больше стресса к отношениям.

4. Постоянные сообщения и звонки

В 2017 абьюзер ожидает, что может дозвониться до партнера в любой момент. Несколько пропущенных, и — бум! — получай обвинения в безответственности, проявлении неуважения или измене.

5. Шэйминг

В абьюзивных отношениях эмоциональный насильник будет постоянно стыдить своего партнера за все подряд: от внешнего вида и умственных способностей до людей, с которыми он общается. Таким способом тиран усиливает свою власть над жертвой.

7. Требования объясниться, с кем ты проводишь время

Это еще один способ контроля, с помощью которого абьюзер заставляет партнера чувствовать себя виноватым, словно он делает что-то неправильное.

8. Принудительный секс

Сексуальное принуждение — большая область домашнего насилия. Абьюзер может давить на то, что он заслужил секс, или фактически вынудить на физическую близость, сказав, что нужно заняться сексом, чтобы «доказать свою любовь, или он пойдет в другое место».

9. Газлайтинг

Распространенная форма эмоционального насилия, при помощи которой абьюзер убеждает партнера, что он сходит с ума. Так жертва начинает подвергать сомнению собственное восприятие отношений. Вся цель газлайтинга заключается в том, чтобы сломать чужое чувство реальности для дальнейшего контроля.

11. Уменьшение значимости воспитания или работы по дому

Жертвы абьюза часто подвергаются критике за то, как воспитывают детей. Партнеры могут использовать это как оправдание для своих злоупотреблений.

12. Запрет на препараты

Еще одна тактика, которой часто пользуются манипуляторы, — ограничивать репродуктивную свободу партнера. Например, скрывать или уничтожать противозачаточные таблетки или презервативы, чтобы получить власть над партнером. Среди всех исследуемых случаев эмоционального насилия треть женщин подвергалась именно этому проявлению.

13. Требования интимных фото

В то время, как секстинг может быть приятной частью романтических отношений, абьюзер отправляет свои сексуальные фото и требует того же в ответ.

15. Требование паролей

В некоторых случаях абьюзеры требуют все пароли от аккаунтов, чтобы контролировать жизнь своей жертвы еще и онлайн. Важно помнить, что не следует делиться паролями ни с кем, если ты этого не хочешь.

Почему с эмоциональным насилием трудно справиться?

Не бывает жертв, с которыми домашнее насилие происходило лишь однажды. Когда говорят «один раз», это может относиться к физическому проявлению насилия, например пощечине. Но изоляция, постоянные оскорбления и угрозы повторяются от случая к случаю.

Что делать?

Разговоры о домашнем насилии постоянно возвращаются к одному и тому же вопросу: как уйти? Существует миф, что выйти из таких отношений — простое решение. На самом деле жертвы часто оказываются экономически зависимы от абьюзеров: им не на что оплачивать аренду жилья, услуги и питание. Особенно усложняет задачу наличие совместного ребенка, который требует ухода.

Также существует оправданный страх того, что попытка уйти от партнера вызовет новые проблемы: строжайшую изоляцию и физические проявления насилия. В СМИ достаточно историй того, как муж убил женщину и детей. Женщины знают, что угрозы реальны.
Важен и другой аспект: каждый хочет быть спасителем, но невозможно просто спасти другого человека в зависимых отношениях. Можно только поддержать, дать некий ресурс для того, чтобы жертва встала на ноги. Друзья и семья пострадавшего должны предлагать поддержку, показывать, что их окружение безопасно и открыто. В обществе бытует мнение, что стоит просто поговорить по душам с жертвой, и тогда все придет на свои места, но это не так. Подталкивать зависимого человека к тому, чтобы уйти, тоже не приведет к хорошим результатам.

Если жертва почувствует, что ее не слышат и на нее давят, то, скорее всего, этот человек больше не будет доверяться. Психологи рекомендует слушать и давать понять, что вы обеспокоены их состоянием и готовы прийти на помощь.

Жертвам домашнего насилия стоит пройти диагностику психического здоровья, чтобы выявить возможную депрессию или посттравматическое стрессовое расстройство. Немногие жертвы выходят из ситуации продолжительного домашнего насилия эмоционально и физически невредимыми. Лучшее, что можно сделать для себя, — выявить признаки и получить надлежащую помощь.

Служба неотложной психологической помощи, куда может обратиться каждый по телефону 051 (с мобильного 8-495-051).

Читайте так же:
Что делать, если мужчина не любит и не отпускает? Психология отношений мужчины и женщины. Почему мужчина не отпускает, хотя и не хочет отношений

Телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье: (495) 473-63-41.

Домашнее насилие в отношении женщин. Требования интимных фото. Домашнее насилие: психологическое

ВЕБИНАР: Психологическая помощь детям с РАС* и их родителям: практика системного семейного консультирования

ВЕБИНАР: Практика использования метафорических карт в консультировании детей, подростков и их родителей

Работа психолога с эмоциональным выгоранием сотрудников. Комплексный подход

Скоро

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Что сделать, чтобы помочь: психологи о домашнем насилии

/module/item/name

Телеведущая Регина Тодоренко сняла фильм о проблеме домашнего насилия «А что я сделала, чтобы помочь?» после скандала, который вызвали ее слова жертве домашнего насилия: «А что ты сделала, чтобы он не бил?».

«История высказывания Регины Тодоренко о домашнем насилии мне кажется очень жизненной. На старте мы видим человека, убежденного, что насилия можно избежать, если вести себя правильно. Не провоцировать, «думать головой» и пр. Кроме того, человека, позволяющего себе публично относиться к пострадавшим так, как будто они неадекватны, поддерживая тем самым, культуру насилия. Это не редкость. Лет 10 назад, и я думал схожим образом. В фильме Регина сделала попытку разобраться и это привлекло внимание к теме. Вот, что действительно важно! Например, в центре «Альтернатива» количество запросов из серии «Я посмотрел фильм, задумался и теперь хочу разобраться, а точно ли нет насилия в моих проявлениях» существенно возросло», – отметил Станислав Хоцкий, психолог-консультант Центра кризисного консультирования «Альтернатива» Автономной некоммерческой организации «Мужчины 21 века», сертифицированный специалист по работе с мужчинами, склонными к насилию в близких отношениях, преподаватель Института практической психологии «Иматон».

В фильме Регины Тодоренко о проблеме домашнего насилия рассказывают психологи. Амина Назаралиева, психотерапевт, психолог-сексолог, основатель клиники Mental Health Center, говорит:

«Я много работала с людьми, которые пережили насилие. Еще будучи молодым врачом, я думала: «Как? Почему ты не уходишь, если все так плохо? Зачем ты провоцируешь его?». У меня были эти идеи просто потому, что мы с культурой их всасываем как губки. Я была профессиональным сертифицированным психиатром, но мне потребовалось специальное обучение, чтобы поменять это мышление, эту оптику, такое видение проблемы.

Домашнее насилие, насилие в отношении женщин настолько сложно устроено, там столько слоев этого «пирога», и обвинение женщины со стороны общества – это только один из слоев. К сожалению, это только поддерживает этот цикл, потому что женщина, которая оказывается в ситуации домашнего насилия, как правило, запугана, ей стыдно, она чувствует себя виноватой.

До 38% убийств в отношении женщин совершается интимным партнером.

Это действительно страшная и серьезная проблема по всему миру, потому что женщины умирают от домашнего насилия. Многие говорят, что женщины тоже «ужасные»: они орут, швыряются предметами, тоже совершают психологическое насилие. Да, они совершают, часто в таких семьях очень много напряжения, но женщины гораздо реже убивают мужчин. Проблема в том, что от этого умирают.

Всплеск [насилия] связан еще и с беременностью, когда женщина больше всего зависима, тут нередко страдают уже двое – сама женщина и ребенок. Достаточно большой процент женщин, которые пережили домашнее насилие, получали удар в живот, когда они были беременны, со стороны своего мужа или партнера. Это страшная и серьезная проблема, о которой стыдно говорить вслух.

Многим кажется: «У меня из друзей никто никого не бьет, у меня нормальные друзья, нет таких подруг». Но в действительности эти подруги замазывают свои синяки и улыбаются, потому что им надо показывать, что все нормально. Как правило, стыд и обвинение – это кислород в этом доме, все этим пропитано. Он придет домой, изобьет ее, а потом скажет: «Почему ты меня позоришь? Ты должна быть нормальной женой!». Она не хочет быть «ненормальной», не такой как все: все улыбаются, все показывают любовь.

Этот стыд заставляет всех молчать… Почему? Потому что первым, что женщина услышит, будет «Ты сама виновата» или расспросы «Что ты сделала? Как ты его спровоцировала? Что ты ему сказала?». Похожая история – то, что происходит с женщинами, которых изнасиловали. Даже если эти несчастные женщины окажутся на приеме у гинеколога или пойдут в полицию, они часто сталкиваются с таким допросом: «А как ты была одета? Какой длины была юбка? Пила ты или нет? А улыбалась ему или нет? А зачем ты с ним пошла?». Как будто это ее ответственность, как будто это она приняла решение, чтобы ее изнасиловали! Но как бы женщина ни оделась, она никогда не одевается для того, чтобы ее изнасиловали.

И вот этот перевертыш, когда в культуре ответственностью наделяется тот, кто стал жертвой (для этого есть название: виктимблейминг – обвинение жертвы), пугает жертв: им страшно, что их обвинят, что они не встретят никакой поддержки. И часто этот страх совершенно обоснован, потому что так и происходит. Когда люди вокруг спрашивают: «А что ты сделала, чтобы остановить?», внутри у бедных женщин сжимается еще больше, они понимают: никакой поддержки, или им не поверят, или их обвинят. Им будет невозможно вырваться из этого всего

Читайте так же:
Фазы отношений по годам. Этапы развития отношений в паре

Первое, что нужно сказать жертве насилия (часто это наша подруга, которая уже, может быть, 10 лет скрывает, замазывает свои синяки, потому что ей стыдно): «Ты не виновата. Если тебе нужна помощь, я здесь для тебя».

Очень часто люди включаются [в помощь], а через некоторое время женщины возвращаются к таким мужчинам. Это очень тяжело, многим больно: «Какого черта! Я столько пыталась помочь, но она сама решила. Наверное, она сама виновата». Но даже если она вернется – никакого осуждения. Большинство женщин не могут уйти с первого раза, им нужно несколько заходов».

Анна Ривина, юрист, основатель центра «Насилию.нет», подчеркивает:

«Если в жизни женщины не было насилия, это не ее заслуга. Ей просто повезло. Часто женщины говорят: «Это с ними произошло, это они такие, сами виноваты», тем самым проводя черту «Я хорошая, меня не накажут, со мной это не произойдет». Они так помещают себя в безопасное пространство, якобы женщина контролирует, что с ней происходит.

Но только агрессор принимает решение – унизить, обидеть, изнасиловать.

Потому что даже если мы будем говорить про насилие сексуальное, которое сейчас наши коллеги называют сексуализированным насилием, это не про секс, это только про власть и только про контроль, там нет речи о чем-то, напоминающем хорошие чувства».

Татьяна Орлова, психолог центра «Насилию.нет», объясняет:

«На самом деле, любой человек может стать жертвой в какой-то момент, потому что наши психологические механизмы устроены так, что они помогают нам адаптироваться к любой ситуации. Если человек по какой-то причине не может выйти из ситуации насилия (например, ребенок не может уйти от родителей), у него развивается травматическая реакция – это реакция адаптации к тому, что мы переживаем боль и беспомощность. Наш мозг устроен так, что помогает нам справиться с этим: мы это помним, но очень недолго, наш мозг как бы старается это забыть.

Очень быстро происходит это вытеснение, а дальше развиваются адаптирующие механизмы. Прежде всего, возникает надежда, что это никогда не повториться. И эта надежда может быть самая, казалось бы, иллюзорная, т.е. человек надеется на то, на что в реальности надеяться невозможно: тебя сто раз побили, но в 101-ый это не произойдет. Ребенок верит, что родители, которые его унижают, его полюбят.

Второй механизм – это вина. Это альтернатива беспомощности. Т.е. если я виноват, то я на что-то могу влиять, значит, если я буду стараться и работать над собой, что-то изменится. Не только общество обвиняет, но и сам человек берет вину на себя просто от беспомощности. Это лучше, чем думать, что от меня ничего не зависит.

Есть страх потерять отношения, и этот страх на самом деле детский. Почему? Потому что для взрослого человека потеря отношений, на самом деле, на такая большая катастрофа, а для ребенка потеря привязанности – это угроза выживания, потому что ребенок строит собственную личность благодаря привязанности. Мы формируемся благодаря тому, что о нас заботятся. И потеряй мы заботящихся родителей – все. Вся наша психология настроена на то, чтобы сохранить привязанность во что бы то ни стало.

Есть еще жалость к абьюзеру. Эта жалость тоже парадоксальная, потому что она говорит, что абьюзер как будто не отвечает за себя: «Он несчастный, он тоже переживал насилие, с ним происходило плохое, поэтому я должна это выдержать, я его буду спасать, я спасу его своей любовью».

Сложность состоит в том, что насилие не происходит резко. Насилие начинается с небольших действий со стороны агрессора: сначала это претензии, недовольство, придирки. А человек, у которого развиты жертвенные механизмы, например, с детства, стремится подстроиться. Он берет ответственность на себя и делает все, чтобы другой человек был доволен. Абьюзер все время высказывает претензии, а жертва работает над исправлением себя, над исправлением ситуации. Конечно, с одной стороны, это пагубно, но надо понимать, что у абьюзера тоже есть детские абьюзивные механизмы.

И абьюзер, и жертва – это люди, которые когда-то в детства перенесли травму насилия.

И они справились разными путями, т.е. если жертва берет ответственность на себя, потому что она не может проявить агрессию во вне, она пытается работать над собой, то абьюзер перекладывает ответственность во вне. Например, мальчика унижал отец, и он потом шел в школу и там унижал одноклассников, и у него выработались абьюзивные механизмы. Т.е. в тот момент, когда ему становится тревожно, когда он думает, что будет унижен, оскорблен, ему страшно, он нападает на кого-то, на кого может напасть. Сколько бы она ни старалась ходить на цыпочках, приносить, греть, остужать, это все равно не помогает. Это не помогает снижать его тревожность.

Если абьюзер и жертва находят друг друга, то они складываются как пазл. Он работает над исправлением ее, а она берет вину на себя и работает над исправлением себя. Чтобы опознать, что здесь что-то не так, нужно понять, что насилие начинается не в тот момент, когда тебя бьют, а в тот момент, когда другой предъявляет какое-то право на исправление твоего образа жизни, твоих мыслей, ограничивает твои контакты, пытается контролировать твои деньги. Важно заметить насилие на подступах, но это, к сожалению, часто не опознается».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию