Dressgold.ru

Женский интернет журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Про работу и сексуальное домогательство

Если к вам пристают на работе…

Согласно опросам, не менее 25% женщин и 14% мужчин становились жертвами сексуальных домогательств по месту службы. Далеко не всегда целью подобных приставаний является вступление с «жертвой» в сексуальные отношения. Нередко агрессор стремится достичь неформального доминирования в трудовом коллективе, оскорбить, унизить, а иногда и запугать жертву. Результатом становится нездоровая атмосфера на службе, которая отрицательно влияет на качество работы.

Сексуальные приставания (или как сейчас модно говорить – харассмент) – это притязания как в скрытой, так и в явной форме, просьбы об интимных услугах, другие действия аналогичного характера (как физические, так и устные), если они осуществлены без предварительного согласия «сексуального объекта».

Кстати, во многих странах жертвой харассмента считается не только сам объект сексуального приставания, но и любой другой человек, на которого повлияло оскорбительное поведение.

Например, начальник сказал своей секретарше, что у менеджера по персоналу (женщины) красивые ноги. Секретарше это показалось оскорбительным или обидным, значит, она автоматически становится жертвой.

Можно выделить шесть основных разновидностей харассмента.

1. Оскорбления выражаются в виде реплик – типа «все бабы одинаковы!» или «они все только об одном и думают», откровенных надписей на стенах, неприличных шуток или острот на тему секса.

2. Приглашения не только заняться сексом, но и просто вместе позавтракать, пообедать, поужинать, выпить или заняться делом, не имеющим отношения к работе – тоже приставание.

3. Обещания вознаграждения в любой форме (премия, поездка за границу, прибавка к жалованию и т. п.) могут быть расценены как приставание, если вознаграждение является авансом за ожидаемый сексуальный контакт.

4. Принуждение к сексу или сексуальным действиям обычно сопряжено с угрозой наказания или порицания. Например, начальник просит надевать на работу мини-юбку, недвусмысленно намекая, что в случае отказа он будет вынужден взять на службу другого сотрудника. Или он приглашает сотрудницу провести уик-энд в Анталии, а в случае отказа грозится перевести на нижеоплачиваемую должность.

5. Прикосновения включают в себя прижимания в лифте, транспорте, мимолетные хватания.

6. К другим видам секс-приставаний относятся длительное пристальное разглядывание «голодными» глазами, комментарии на тему сексуальности одежды, отсутствие внимания к человеку по половому признаку (например, в офис входит шеф и обращается к присутствующим «Мужики!», несмотря на то что в компании находятся не только мужчины), эротические разговоры в присутствии представителей противоположного пола, стриптиз в присутствии представителей своего или противоположного пола, сладострастное почмокивание губами, чересчур откровенные комплименты, изображение в воздухе неприличных знаков пальцами или руками, а также вторжение в личное рабочее пространство (за исключением специально используемых для рабочих контактов мест, таких как гостевая сторона стола, кресло для посетителей, кассовое окошко и т. п.).

Кстати, интересен тот факт, что американцам требуется большая, чем европейцам, интимная зона, то есть расстояние до собеседника. Широко освещался случай, когда одна американка обратилась в полицию, обвиняя в сексуальных домогательствах датчанина только на том основании, что во время разговора он подошел к ней слишком близко. Все дело в том, что у датчан интимная зона – одна из самых маленьких в мире: всего 23– 25 см, а у американцев – не менее 40.

Наибольшие шансы стать объектом притязаний – у незамужних женщин, наименьшие – у молодых вдов, одиноких матерей, разведенных. Замужние, при прочих равных условиях, занимают промежуточное положение. В частных фирмах женщины преследуются своими начальниками в полтора раза чаще, чем на государственных и акционерных предприятиях. В частных фирмах женщинам приходится увольняться с работы в три раза чаще, чем на государственных предприятиях.

Специалисты считают, что сексуальные приставания могут вызвать у их жертв болезненные состояния, болезни и расстройства: депрессию, шок, неуверенность в себе, злость, страх, раздражительность, ощущение незащищенности, неловкость, смущение и ощущение бессилия, стыд, потерю самообладания, понижение самомнения, чувство вины, самообвинение, головные боли, повышенную сонливость, нарушения сна и кошмары, желудочно-кишечные расстройства, дерматологические реакции, изменения в весе, фобии и панические реакции.

Если от приставаний не помогают избавиться переговоры, на Западе обычно обращаются в суд. При этом судятся как с непосредственным «сексуальным агрессором», так и с руководством фирмы, допустившей секс-агрессию.

Обычно компенсации по этим делам оцениваются в тысячи долларов. В США ежегодно сумма выплат по делам о сексуальных домогательствах составляет более миллиарда долларов! Как правило, суд обязывает работодателей, допустивших у себя в компании приставания, выплатить жертве компенсацию. При этом пострадавшие требуют возмещения не только морального ущерба, но и ущерба, нанесенного здоровью. К примеру, крупная автомобильная компания заявила о своем согласии выплатить $1,25 млн 16 сотрудникам завода, подавшим два судебных иска в связи с сексуальными домогательствами и расовой дискриминацией.

Видимо поэтому многие западные компании строго соблюдают правила взаимоотношения полов, равноправие мужчин и женщин. И в руководящих документах компаний обязательно присутствует запрет на сексуальное домогательство и строжайшее наказание за это вплоть до немедленного увольнения. При этом домогательством может считаться предложение подвести домой, услужливо открытая дверь, лежащий на столе мужской журнал, рассказанный анекдот или простое насвистывание.

По данным Международной организации труда (МОТ), от 15 до 20% работающих женщин в индустриальных странах являются жертвами сексуального домогательства, но только треть таких жалоб попадает в суд. МОТ сообщает, что каждая вторая датчанка, каждая третья австриячка и каждая четвертая француженка становились жертвами серьезных случаев сексуального домогательства.

Судебные разбирательства по поводу сексуальных домогательств – самая частая причина, вынуждающая западные компании предпринимать особые меры, усиливать контроль и подчас вмешиваться в частную жизнь своих сотрудников. Вопросы секса и сексуальные отношения между людьми перестали быть исключительно частным делом, после того как западные компании начали выплачивать огромные штрафы жертвам насилия и домогательств. По данным журнала Fortune, 90% фирм из списка 500 крупнейших компаний тратят ежегодно более $6,5 млн на судебные разбирательства по делам, связанным с сексуальными домогательствами. Проблема настолько серьезна, что такие крупные организации как DuPont, Federal Express, Levi Strauss и многие другие проводят специальные учебные программы для своих сотрудников для предупреждения такого рода проблем.

Читайте так же:
Что такое быть настоящим мужчиной. Вот что по-настоящему значит быть мужчиной, потому что это не только мужественность. Перенаправление сексуальной энергии

Любопытно, что, несмотря на общее отрицательное отношение к сексуальным домогательствам, восприятие этих «милых пустячков» женщинами и мужчинами различно: 67% мужчин и только 20% дам заявляют, что сексуальные преследования, пусть и не слишком интенсивные, были бы им лестны.

Что же касается России, то мы определенно не уступаем другим странам по части использования мужчинами своего служебного положения в интимных целях. Каждая четвертая женщина в российской провинции и каждая третья в Москве и Петербурге подвергались сексуальным домогательствам на службе. Эти цифры, как водится в нашей стране, могут быть занижены.

В России сексуальные домогательства являются преступлением, предусмотренным ст. 133 Уголовного кодекса РФ. Максимальная санкция по ст. 133 УК – год лишения свободы. Однако российские следственные органы крайне неохотно берутся за дела такого рода. Чаще всего преступнику удается избежать наказания благодаря амнистии. Тем не менее, подобные случаи не должны оставаться безнаказанными. Помимо уголовного преследования существуют и другие способы привлечения негодяя к ответственности.

В частности, к нему могут быть применены меры дисциплинарного воздействия в рамках трудовых правоотношений. Потерпевший вправе обратиться в суд с гражданским иском о возмещении морального вреда. В соответствии со ст. 1068 Гражданского кодекса, ответчиком по гражданскому иску о сексуальных домогательствах будет не только лицо, виновное в таких действиях, но и работодатель.

Юристы советуют в случае реальной угрозы оказаться жертвой сексуальных домогательств позаботиться о сборе доказательств, которые могут пригодиться в расследовании. Неплохо обзавестись диктофоном. Если ваш начальник уже делал вам двусмысленные намеки, записывайте все разговоры с глазу на глаз. Правда, суд может не принять ваши аудиозаписи в качестве доказательства, если сочтет, что они сделаны с нарушением закона. В этом случае могут пригодиться свидетельства, письма, записки непристойного содержания, записи телефонных переговоров и т. п.

Сексуальные домогательства на работе. Что делать?

Сексуальные домогательства на работе. Что делать?Сексуальные домогательства на работе. Что делать?

Все женщины в своей жизни сталкивались с разными видами сексуального домогательства. Но одно дело, когда на улице вслед присвистнул неприятный мужчина, а другое — когда инициатива исходит от начальника или человека выше по должности, званию. Если в первом случае можно деликатно или неделикатно оградить себя от общения, то втором случае над женщиной нависает угроза изнасилования, увольнения, дискредитации как профессионала или иных серьезных последствий.

Чтобы разобраться в терминах и понять, как действовать, Tengrinews.kz обратился к правозащитнице, координатору консультативной группы гражданского общества при "ООН-женщины" Валентине Сахненко.

Домогательство — это любое нарушение границ личного пространства человека, если он не давал на это согласия. Сексуальные домогательства — это преследования сексуального характера:

1) физические: неприятные или нежелательные для женщины действия и предложения: похлопывания по любой части тела, пощипывание, поглаживание, объятия и поцелуи, ласки или любые другие подобные физические контакты;

2) вербальные: нежелательные просьбы и требования сексуального характера, включая требование свиданий, когда явно или скрыто могут обещаться выгоды или негативные последствия по службе. Словесные оскорбления или шутки сексуального характера, неприятные женщине: высказывания о национальности, расовой принадлежности, фигуре или внешнем виде; "сальные" анекдоты; пошлые высказывания; намеки или действия;

3) невербальные: многозначительные взгляды, оскорбительные или неприличные звуки, присвистывание, непристойные жесты;

4) психологическое насилие: создание устрашающей, враждебной, невыносимой или оскорбительной рабочей обстановки путем неприятных или нежелательных для служащих разговоров, предложений, просьб, требований, физических контактов или проявлений внимания, сексуального или иного неподобающего содержания.

В английском языке для обозначения сексуальных домогательств, как правило с использованием служебного положения, есть емкое слово — харассмент.

В США существует Комиссия по равным возможностям трудоустройства (ЕЕОС). Федеральное агентство, рассматривающее дела о дискриминации, определяет сексуальное домогательство как нежеланные сексуальные попытки, просьбы о сексуальных услугах и иные словесные или физические действия сексуального характера, когда от этого зависит, получит ли работу женщина, сколько будет получать за ее выполнение и какой психологический климат будет на ее рабочем месте.

Там первые судебные дела о сексуальных домогательствах появились еще в 70-х годах прошлого века. К 1986 году это понятие так прочно вошло в жизнь американцев, что Верховный суд вынес решение, согласно которому приставания на работе незаконны даже в том случае, если жертва не понесла материального ущерба, а страдает только от морального дискомфорта (к примеру, сотруднице не грозит увольнение, а намеки сексуального характера ее босса все равно признаются преступными). Интересно, что жертвой харассмента в США считается не только объект приставаний, но и окружающие, на которых повлияло оскорбительное поведение. Памятка предлагает им действовать по инструкции: написать агрессору письмо с требованием прекратить домогательства, оставив себе копию и почтовую квитанцию, сообщить о "проблемах на работе" друзьям, фиксировать время, место и свидетелей харассмента, пожаловаться работодателю и обратиться к психиатру. Результатом этого может стать судебный иск не только против обидчика, но и против руководства фирмы, допустившей подобное поведение. В США общая сумма компенсаций по делам о харассменте ежегодно достигает около одного миллиарда долларов.

Запрет на дискриминацию по полу закреплен в 14-й статье Конституции РК: "Право на жизнь, достоинство, свободу и неприкосновенность личности — одно из фундаментальных и неотчуждаемых личных прав человека, предполагающее обязанность государства гарантировать каждому человеку личную безопасность и свободу, недопущение, пресечение и наказуемость посягательств на его жизнь, здоровье, честь и достоинство, индивидуальную свободу. В контексте прав женщин это проявляется в насилии в отношении женщин, сексуальных домогательствах и торговле людьми".

Однако в казахстанском законодательстве нет понятий "сексуальное домогательство" и "запрет на сексуальное домогательство". Как показывает практика, сексуальные домогательства не подпадают под квалифицирующие признаки таких составов уголовных преступлений, как "Изнасилование", "Насильственные действия сексуального характера", "Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста" и "Понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера".

Читайте так же:
Интимные гели-смазки для продления полового акта мужчине: виды и использование. Какая смазка лучше для интимной близости: виды лубрикантов

Сексуальное домогательство — это более широкое понятие, чем изнасилование. Сексуальное домогательство может характеризоваться не только сексуальным насилием, но также может сопровождаться и психологическим давлением домогателя на жертву. Квалифицирующим признаком этого преступления является психологическое давление преступника на жертву преступления. Доказать психологическое давление, особенно когда оно производится без свидетелей, практически невозможно.

Преступление, предусмотренное статьей 123 УК РК — "Понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера", считается делом частного обвинения, то есть возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежит прекращению в связи с примирением его с обвиняемым (статья 32 Уголовно-процессуального кодекса РК). В соответствии со статьей 32 УПК РК: "Прокурор начинает либо продолжает производство по делу частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии жалобы потерпевшего, если деяние затрагивает интересы лица, находящегося в беспомощном или зависимом состоянии либо по другим причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, либо по делу частно-публичного обвинения, затрагивающему интересы общества или государства".

По данным исследования "Домогательства женщин на рабочем месте" (автор — Валентина Сахненко, август 2017 года), 56 процентов женщин, то есть больше чем каждая вторая, повергаются сексуальным домогательствам на рабочем месте со стороны руководства. В этом исследовании принимали участие 80 женщин в возрасте от 16 до 42 лет, проживающих в Алматы. Масштабных, охватывающих все регионы страны исследований о домогательствах женщин на рабочем месте в Казахстане еще не проводилось.

Доведенное до суда дело о домогательствах зарегистрировано лишь одно. Это дело жительницы Костанайской области Анны Белоусовой: гардеробщица сельской школы обратилась в суд с заявлением о сексуальных домогательствах со стороны директора школы — за отказом в сексе последовали увольнение и гражданский иск со стороны экс-руководителя за распространение информации, которая порочит его честь. Обращения во всевозможные казахстанские инстанции не принесли результата, а обращение в ООН (Комитет по ликвидации и дискриминации в отношении женщин) было продуктивным. Однако рекомендация о выплате компенсации не выполнена до сих пор.

В 2014-2017 годах в Казахстане не зарегистрировано ни одного уголовного правонарушения по данной статье. В реальности добиться наказания за принуждение к сексу жертве, находящейся в зависимом положении от того, кто ее домогается (начальник, коллега, преподаватель, бизнес-партнер), невероятно сложно: она должна самостоятельно собрать доказательства и обратиться в суд.

В данный момент статья 123 УК РК о понуждении к половому акту лиц, зависимых от виновного, практически не работает: с 1998 года по ней вынесено всего 25 приговоров. При этом лишение свободы ни разу не применялось.

Необходимо писать заявление в полицию по месту прописки. Однако надо быть готовой к тому, что все доказательства жертва домогательства должна предоставить сама.

Получить юридическую и психологическую консультации можно:

— на круглосуточной горячей телефонной линии по номеру 150, принимающей звонки из всех областей Казахстана. Это служба ОЮЛ "Союз кризисных центров";

— в ОЮЛ "Союз кризисных центров" также можно обратиться лично;

— на информационной платформе KORGAU123, которая объединила в себя неправительственные организации, средства массовой информации, адвокатов. Проект ведет сбор случаев домогательств на рабочем месте, а также бесплатно оказывает юридическое сопровождение. Основной источник связи с ними — также горячая линия 150.

В хороших компаниях имеется кодекс этики сотрудников, в котором прописана недопустимость домогательств на рабочем месте. Аналогичные правила прописаны и для госслужащих. Замалчивать такие ситуации ни в коем случае не рекомендуется. Чувство безнаказанности у домогателя может привести к изнасилованию.

В первую очередь рекомендуется окружить себя поддержкой коллег, подруг, близких, психолога. Женщине должно быть спокойно приходить домой после работы. И приятно проводить свободное время. Это именно тот ресурс, на который она сможет опираться. Прислушаться к ощущениям: есть ли силы, интерес и вдохновение работать? Психологи говорят, что жертвы домогательств испытывают чувства страха, стыда, злости. Это нормально. Чтобы экологично их прожить, то есть без вреда для психического и физического здоровья, может понадобиться психологическая помощь.

Самая главная задача психолога, вне зависимости от того, было ли совершенно насилие или нет, — это быть рядом, поддерживать, не осуждать. В зависимости от направления, в котором работает психолог, методы работы могут отличаться: кто-то работает с телесными переживаниями; кто-то использует рисование и арт-терапию; кто-то постепенно помогает разворачивать и проживать чувства, возникшие во время инцидента. Выбрать психолога можно разными способами: по рекомендациям знакомых, по отзывам в Интернете, по сертификатам и дипломам психолога, по личному профилю в социальных сетях (то есть по внешности и стилю общения в Интернете). Окончательный выбор можно сделать после первой консультации: женщина должна понять, как она себя чувствует в компании этого специалиста, приятен ли он ей просто по-человечески, сможет ли она раскрыться и быть искренней.

На первый план у женщины должна выйти забота о себе. После этого она сможет принять решение о дальнейшем взаимодействии / отказе от взаимодействия с коллегой-домогателем. В ряде случаев будет разумным сменить место работы, однако вынуждать это делать никто не в праве.

Если шеф ваш очень-очень сексуально озабочен.

По данным социологических опросов, почти каждая третья женщина подвергалась сексуальным домогательствам на рабочем месте, причем 70% из них — со стороны начальников. Некоторые добровольно идут на подобные романы, связывая их с повышением по карьерной лестнице. А для многих преследования являются ежедневным кошмаром. Особенно активны начальники в небольших компаниях: там руководитель — «царь и бог», ощущает себя полноправным хозяином, все у него на виду и ему проще использовать свои преимущества работодателя.

Что считать сексуальным домогательством

В Европе и Америке сотрудница может расценить как сексуальные домогательства приглашения на свидание, неуместное отношение, даже назойливые взгляды начальника или коллеги — и подать на обидчиков в суд. Жертвам «харассмента» (так это явление называется в праве США) уже выплачены десятки миллионов долларов компенсации, в судах лежат тысячи исков.

Читайте так же:
Что делать если ты влюбилась в гея. Почему парень любит парня? Почему становятся геями? Причины гомосексуализма. Познакомились мы по Интернету

А вот в России объекты сексуального внимания начальников редко подают в суд: боятся, что результатов это не даст, а работу они потеряют, да и репутацию огласка испортит. Ведь в этой ситуации, как и во многих случаях изнасилования, вину перекладывают на жертву. Юристы говорят, что в нашей стране привлечь начальника к уголовной ответственности за домогательства практически невозможно, разве что его действия примут явный насильственный характер.

Как себя вести, если начальник пристает?

    Отвесить начальнику пощечину и уволиться.

Почему пристает?

    Не может не приставать, заигрывает со всеми, едва запоминая имена. Считает, что надо быть «ближе к народу», тогда народ будет легче и веселее работать.

Однако, как бы ни развивались события, если ваша цель — отделаться от личных предложений, изберите определенный стиль поведения. Приложите максимум усилий и остановите начальника, даже если он утверждает, что обнял вас, потому что в нем проснулись отеческие чувства

Меры предосторожности

Ясно дайте понять начальнику (и лучше в присутствии коллег), что сексуальные отношения на работе для вас неприемлемы, и без вариантов. В решающий момент можно не сдерживать гнев.

Не оставляйте без внимания «случайные» прикосновения начальника, пошлые шутки. Скажите ему спокойным голосом, без улыбок, что вам это неприятно и вы просите больше этого не повторять. Это правило обычно действует в первых трех случаях из приведенных выше.

Не оставайтесь с начальником наедине, если того не требует работа. Придумайте предлог, чтобы сократить время пребывания с ним, позовите с собой коллегу или попросите, чтобы вам время от времени звонили. Возьмите с собой диктофон.

Не участвуйте в фривольных разговорах с коллегами, не позволяйте заводить их в вашем присутствии. Если вы с легкостью поддержите такую беседу, то коллеги, начальник могут решить, что вы не против перейти от слов к делу.

Следите за своим внешним видом: это очень серьезный знак для коллег. Если вы одеваетесь на работу слишком сексуально, это почти наверняка вызовет какие-то подозрения. Не следует при этом путать манеру одеваться стильно с манерой одеваться фривольно. То же самое касается макияжа. Будьте женщиной, приятной и общительной, но на работе не нужно акцентировать свою сексуальность, если, конечно, не планируете роман.

Если первые меры не помогают, обратитесь в профсоюз (если он есть) с заявлением о происходящем. Это может послужить основанием для возбуждения гражданского или уголовного дела, если неудовлетворенный начальник решит вас уволить или наказать.

Кроме шуток

Если не понимает по-хорошему

В УК РФ есть несколько статей, в соответствии с которыми может быть осуществлена защита прав человека, подвергающегося сексуальным преследованиям на работе. Например, статья 133 — «Понуждение к действиям сексуального характера» — предусматривает в качестве наказания штраф в размере до 120 000 рублей, исправительно-трудовые работы до двух лет или лишение свободы до года.

Ее дополняют статьи 111, 112, 115 (они предусматривают наказание за причинение вреда здоровью), ст. 119 (за угрозу убийства или причинение тяжкого вреда здоровью), ст. 118 и 125 (если руководство было поставлено в известность о том, что сотрудницу изводит коллега, но не приняло меры).

Сопутствующие статьи — 129 и 130 (распространение слухов и организация превратного общественного мнения). В случае если при приеме на работу человеку дают понять или открыто говорят, что ему придется «совмещать» обычные обязанности с интимными, работают статьи 240 и 241 (вовлечение в занятие проституцией, организация и содержание притона).

«Статьи есть, однако, по словам юристов, очень немногие из жертв решаются подать в суд на преследователя. Сексуальные домогательства в России доказать практически невозможно, — объясняет Максим Домбровицкий, управляющий партнер московской коллегии адвокатов "Легис групп". — Неприличные намеки, взгляды, шутки у нас в расчет не берутся. Чтобы дело возбудили, действия озабоченного коллеги или начальника должны носить насильственный характер. К примеру, он ограничил свободу в помещении и начал буквально раздевать. Но этому должны быть доказательства — свидетели, видео, диктофонные записи».

«Конечно, начальник тут находится в выгодной для себя позиции, поскольку может использовать организационные меры воздействия на свою сотрудницу, — считает Марина Захарова, психолог-консультант компании "Психология и бизнес онлайн". — В такой ситуации, на мой взгляд, нужно честно определить собственную позицию по отношению к этому, а затем выбрать соответствующую линию поведения и четко придерживаться ее во всех ситуациях взаимодействия с начальником.

Ситуация и так трудная, а если у сотрудницы есть внутренний конфликт мотивов или ценностей, она сомневается в своем решении, то она также может вести себя неуверенно или противоречиво, что только подливает масла в огонь. Например, такое нетрадиционное внимание со стороны начальства может льстить сотруднице, или, боясь за свое материальное положение, она может и в поведении демонстрировать неуверенность, что может быть истолковано начальником как возможное согласие. Даже "нет", сказанное в состоянии такой неуверенности, не будет воспринято как "нет", поскольку внутренний конфликт считывается на уровне невербальных сигналов — позы, мимики, жестов, вплоть до разворота плеч.

Если же внутренняя позиция для сотрудницы определена, она четко знает, что для нее важнее и чем поступиться она не может, нет внутреннего конфликта мотивов и ценностей, то даже в такой ситуации поведение становится ровным, однозначным и непротиворечивым, и невербальные сигналы говорят о том же, появляется спокойствие и уверенность в своей правоте. В этом случае ситуация может измениться в благоприятную сторону».

Вам надо по-другому работать с наличкой. Кого прижмут налоговики и банки? Забирайте запись, пожалуй, лучшего вебинара «Клерка»: «Как теперь будут контролировать наличку. 115-ФЗ в 2021 году ».

Только до завтра можно забрать запись со скидкой 20%. Программу вебинара смотрите здесь

Читайте так же:
Как называется женщина которая постоянно хочет. Если все время хочется секса: темперамент или нимфомания

Как противостоять домогательствам на работе И зачем разрушать культуру молчания

Как противостоять домогательствам на работе

В твиттере — новая волна обвинений в сексуальных домогательствах, физическом и психологическом насилии, в том числе на работе. Девушки одна за другой рассказывают истории , касающиеся бывших и нынешних сотрудников медиа. Пользователи замечали, что о происходящем «половина медиатусовки» знала годами, но об этом было принято молчать. Мы рассказываем, почему молчать нельзя и как противостоять домогательствам, если вы пострадали сами или стали свидетелем.

Среди участников этих рассказов — шеф-редактор «МБХ медиа» Сергей Простаков, который после обвинений покинул издание; сотрудники Сбербанка Руслан Гафаров и Сергей Миненко, которых временно отстранили от работы; ведущий телеканала «Дождь» Павел Лобков и программист Александр Литреев.

Что делать, если вы столкнулись с домогательствами

Культуру молчания пора разрывать, считает семейный психотерапевт , специалист по работе с темами гендера и сексуальности Марина Травкова. Люди, которые молчат, попадают в порочный круг: они становятся носителями информации о насилии, а коллеги вокруг продолжают поддерживать дружеские отношения с обидчиком и считать его замечательным человеком. Тогда пострадавшая сомневается: «Может, я все вообще не так поняла, ошиблась?» Как раз поэтому кампании в социальных сетях так хорошо работают — женщина понимает, что она не одна.

Основной совет — ищите единомышленников

«Культура молчания вырастает из культуры насилия (англ. Rape Culture), поэтому первое, с чем может столкнуться человек, который заметил домогательства, — это непонимание окружающих и несогласие с его точкой зрения. До сих пор многие толерантно воспринимают сексистские и мизогинные анекдоты в присутствии женщин, хотя это часть той же культуры. Поэтому основной совет — ищите единомышленников, с которыми можно обсудить проблему. Понять отношение коллег к вопросам харассмента можно, например, во время обсуждений новостей».

Существует универсальное правило «Нет. Уйди. Расскажи». В момент, когда к вам пристает начальник, нужно попытаться четко и спокойно дать ему понять, что это неприемлемо, что вам это не нравится и вы этого не хотите. Это не всегда возможно, потому что реакции бывают разными вплоть до: «Он же пожилой человек / он же авторитет, его надо уважать / я могу потерять работу». От страха женщины могут отшучиваться, улыбаться в ответ.

Здесь важно знать азы поведения человека, который подвергается насилию. «Попытки отшутиться, замирание, молчание, растерянная улыбка — не признаки согласия, а ровно противоположное. Если мы не видим активного согласия, то вообще не можем говорить, что оно было. Все, что не инициировано обеими сторонами, — насилие. Хороший пример такой реакции показан в «Утреннем шоу»: «Она же не кричала и не сопротивлялась!» — поясняет Травкова.

Обидчику нужно дать понять, что вы не будете молчать. Если домогательства систематические, стоит собирать доказательства: включать диктофон, делать скриншоты переписки, вставать под камеры наблюдения. «В этом месте у людей в России возникают трудности, видимо, связанные с историческим прошлым — страхом доносов. Но ситуацию, когда вы в лоб говорите „если вы меня еще раз потрогаете, я буду громко кричать об этом“ доносом точно не назовешь», — уверена Травкова. В случае угрозы нужно дистанцироваться и искать людей поблизости. Особенно когда вы с коллегой задержались вдвоем на работе, а он начал неуместно шутить или прикасаться к вам.

Подумайте, после разговора с кем вам может стать легче: кто не будет вас «топить»? «Ошарашенная дочь может прийти домой и сказать маме, что Иван Иванович к ней полез, а мать на это выдаст: «А ты сама вообще думаешь, как себя ведешь, как одеваешься?». Это защитная реакция, возможно, мать не меньше дочери боится впустить в себя знание, что ее надо спасать, уверяет Травкова. Тем не менее такие обвинения переносятся жертвами очень травматично.

Если вы рассказываете о ситуации начальству, делайте это спокойно: «Вы знаете, возможно, у нас с вами разное воспитание, но я бы хотела, чтобы этот человек больше не хватал женщин за такие-то места, потому что его могут не так понять». Гарантии, что начальник проявит понимание, нет, поэтому, опять же, важно иметь единомышленников, с которыми вы сможете изучить хотя бы юридические моменты — например, возможность обратиться в профсоюз.

Почему молчат свидетели

Свидетели молчат, потому что молчат сами пострадавшие. Далеко не у всех хватает смелости заступиться за человека, который об этом не просил. «Допустим, мужчина на работе хлопнул сотрудницу по ягодицам, ее коллега возмутилась и услышала в ответ, что просто завидует или что та, которую хлопнули, молчит, а ты, мол, чего орешь. Тут много вариаций», — отмечает Марина Травкова. Случаи харассмента сложны для публичного обсуждения. Если человек не хочет сообщать даже об изнасиловании в полицию, то никто не имеет права на него давить. Но у вас всегда есть право сказать конкретно за себя: «Может быть, вам и нормально, что такое происходит, но я не чувствую себя в безопасности, мне мешает это спокойно работать, мне на это тяжело смотреть».

Свидетелю насильственных действий стоит проверить собственное эмоциональное состояние: за этим тяжело наблюдать, потому что человек осознает, что сам может оказаться на месте жертвы. Часто он даже получает викарную травму, то есть травму свидетеля: когда-то он уже видел проблему, но не смог помочь и вмешаться, потому что, к примеру, его коллегу уволили за то, что та пожаловалась на домогательства.

В России нет как специального законодательства по вопросам харассмента, так и грамотных механизмов защиты от дискриминации, рассказывает заместитель директора «Центра социально-трудовых прав» Юлия Островская. Поэтому у свидетелей домогательств на работе не возникает юридической обязанности что-то предпринимать, а сами работодатели не обращают внимания на подобные случаи и не расследуют их.

В отличие от европейских стран, где такие законы уже приняты, в России речь пока идет только об инициативах на уровне компаний, поясняет Островская. Некоторые уже создали этические кодексы и утвердили политику против харассмента. Один из примеров — «Новая газета», сотрудники которой в марте 2020 года проголосовали за принятие регламента о сексуальных домогательствах и психологическом насилии, чтобы пресекать такие вещи в редакции. После скандала c Иваном Колпаковым, главным редактором «Медузы», издание создало наблюдательный совет по корпоративной этике.

Читайте так же:
Как сделать интимный пирсинг. Как делают пирсинг на интимных местах. Интересные места, в которых девушки носят пирсинг

В таких локальных документах прописано, как и кому нужно жаловаться, какие действия предпринимать обеим сторонам и какими могут быть последствия. Поскольку это пока редкость, сотрудники чаще действуют по своему разумению: сами решают, говорить о проблеме или нет. При этом очень сложно выступить свидетелем, когда сами пострадавшие отказываются говорить, подчеркивает Островская. Происходит это, по ее мнению, из-за распространенной культуры виктимблейминга : мало того, что домогательства — это крайне травматичный опыт, пострадавшие еще и не ожидают ничего хорошего для себя после заявления о них.

Когда на пострадавшую/пострадавшего полностью или частично возлагают ответственность за совершенное в отношении нее или него насилие.

Харассмент продолжают переводить в разряд личных отношений, мол, сами разберутся

«Харассмент на работе продолжают переводить в разряд личных отношений, мол, сами разберутся. Это неверный подход. На международном уровне признано, что это не сугубо личные вещи, а ответственность за них должны нести и работодатели, и государство. Это прописано в Конвенции Международной организации труда № 190, принятой год назад, об искоренении насилия и домогательств в сфере труда. В России она не ратифицирована, но принимать ее положения во внимание можно и нужно, что и делают профсоюзы, в которые тоже можно обращаться», — добавляет замдиректора трудового центра.

Например, с призывом ратифицировать эти правила выступил профсоюз МГУ «Университетская солидарность» после заявлений студенток о домогательствах со стороны преподавателя Дмитрия Функа. Сама Островская рассматривает волну заявлений в социальных сетях как отсутствие других способов решить проблему: когда пожаловаться больше некуда, это остается единственным способом привлечь к ситуации внимание. «Если проблемы разрешаются только в этической плоскости, огромное значение берет на себя институт репутации. Здесь все индивидуально: есть компании, чувствительные к теме, поэтому их сотрудники после обвинений в харассменте покидают свои должности, а есть Леонид Слуцкий . Против политика выдвинули весомые обвинения, но он продолжил работать и на его карьере это никак не отразилось.

Несколько журналисток, в том числе замглавного редактора RTVI Екатерина Котрикадзе, продюсер «Дождя» Дарья Жук и Фарида Рустамова из «Русской службы Би-би-си» обвинили депутата Слуцкого в домогательствах. Сам он предположил, что скандал только добавил ему авторитета, а комиссия Госдумы по этике, рассмотрев жалобы журналисток на домогательства политика, не нашла нарушений в его поведении. В ответ некоторые СМИ объявили парламентариям бойкот)»

Кажется, что СМИ, которые пишут о проблемах сексуального насилия, сами должны придерживаться неких корпоративных стандартов, но, как мы видим, это происходит не всегда, говорит Островская. Ответственный секретарь комиссии по гендерному равенству Конфедерации труда России Ирина Горшкова добавляет, что это не только российская специфика: так, в 2019 году во Франции раскрыли группу из шести журналистов, которые годами занимались травлей коллег-женщин в Facebook и Twitter, например, создавая порнографические мемы с ними. Основал это сообщество журналист Liberacion Винсент Глад — от работы его отстранили.

что такое Харассмент? Это запугивание, принуждение или издевательства сексуального характера. Как и травля (буллинг), харассмент на рабочем месте или в учебном заведении считается проблемой не только двух людей, но и многочисленных «молчаливых свидетелей», то есть всего коллектива. Харассмент существует и воспроизводится в тех сообществах, где сформировалась «культура корпоративного насилия», поощряющая сексуализацию женщин и приводящая к регулярным невидимым нарушениям их трудовых и академических прав (увольнение/отчисление или понижение в должности жертвы домогательств, или когда жертва сама оставляет работу/учебу из-за сложившейся атмосферы).

Как выглядит харассмент? Прямые предложения женщине бонусов, продвижения профессиональной или академической карьеры в обмен на секс; Ограничения трудовых прав и возможностей женщине, отказавшейся от предложений секса; Регулярные неуместные прикосновения, которые выдаются за случайные или дружеские/отеческие; Высказывание сексуализирующих оценок и комментариев в отношении внешнего вида и поведения женщины с сотрудниками-мужчинами, попытки связать эти ее характеристики с ее «некомпетентностью» и «непрофессионализмом»; Принижающие женщин шутки и розыгрыши с сексуальным подтекстом; Приглашения к неформальному решению рабочих вопросов с намеками на секс (за ужином, дома у сотрудника); Демонстративные сексуализированные действия в присутствии женщины (мастурбация, просмотр порноконтента, вовлечение сотрудниц в смущающие их разговоры на тему секса).

Горшкова лично была участницей комитета, который разрабатывал Конвенцию по искоренению насилия на работе, причем обсуждения длились десять лет: «Возникали невероятные споры с работодателями. Они максимально пытались сгладить свою ответственность, но теперь, если документ в стране ратифицирован, они должны не допускать сексуальных домогательств, психологического насилия, буллинга и обеспечивать сотрудникам безопасную среду». Она считает, что проблему заявлений о домогательствах пора вывести из плоскости эмоционального решения. Нужно сделать так, чтобы сотрудники, которые подверглись насилию, которые опасаются того, что в их адрес могут из-за какой-либо неприязни выдвинуть ложные обвинения, или просто свидетели могли напрямую обратиться к работодателю.

Ирина Горшкова

ответственный секретарь комиссии по гендерному равенству Конфедерации труда России

Важно не только принять политику против насилия, но и мониторить риски, следить за безопасностью сотрудниц и сотрудников. И конечно, информировать их, чтобы не было ситуаций, как с Павлом Лобковым, который заявил, что границы телесной неприкосновенности для него остались «на уровне 2000-х». Да, остались, но это не значит, что не нужно это менять. Если бы я стала свидетелем домогательств, я бы, сначала не указывая на конкретных людей, сначала заявила начальству и профсоюзу, что такое поведение присутствует, и попросила принять меры. Опять же, пока нет механизмов рассмотрения таких случаев, ввязываться в это очень тяжело.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию